Айдын Али-заде

Краткий обзор мировоззрения первого мусульманского философа Аль-Кинди

 

“Нам не следует стыдиться одобрения и обретения истины, откуда бы она ни исходила — пусть даже от далеких от нас племен и от народов несопредельных с нами стран. Для искателя истины нет ничего лучше самой истины, и не следует пренебрегать истиной и свысока смотреть на тех, кто ее высказал или передал: истиной никого нельзя унизить — наоборот, истина облагораживает всякого”.

Абу Йусуф Аль-Кинди

1. Жизнь и труды

Абу Йусуф Йакуб ибн Исхак аль-Кинди был родом из известного южноаравийского племени Кинда. Точная дата и место его рождения и смерти неизвестна, однако исследователи считают, что он родился в Куфе в 796 г., а умер в Багдаде в 866 г.

Детство Аль-Кинди прошло в Басре. Там же он получил начальное образование. После этого он уехал для продолжения обучения в Багдад. Предполагается, что там он мог познакомиться с представителями различных философских школ, в частности, с такими переводчиками философского наследия с сирийского и греческого языков на арабский, как Йахйя ибн Битрик и Ибн Наима аль-Химси. Также возможно, что Абу Йусуф первоначально был близок к мутазилитским кругам.

Позднее своими философскими трудами Аль-Кинди получил большую известность в Халифате. Халиф Аль-Мутасим, покровительствовавший мутазилитам, пригласил его во дворец, передал в его распоряжение свою богатейшую библиотеку и поручил ему воспитание своего сына Ахмеда.

При правлении халифа Аль-Мутаваккиля господству мутазилитов был положен конец и они подверглись гонениям. Абу Йусуфа также обвинили в мутазилитстве. Его изгнали из дворца и подвергли гонениям. Однако, судя по его наследию, в то время к мутазилитам он уже не имел никакого отношения. Его мировоззрение было философским. А мутазилизм был схоластическим течением, ограниченным рамками исламского богословия. Несмотря на гонения, Абу Йусуф продолжал свою деятельность и до конца своей жизни писал философские трактаты, которые принесли ему мировую известность. Он был первым арабским и мусульманским философом и поэтому его назвали «Фаласиф’уль-Араб» (Философом арабов).

Аль-Кинди сумел проявить себя в различных областях философии и знания. Его наследие не было ограничено лишь мусульманским ареалом и повлияло на развитие всей мировой философии и науки. В частности, Абу Йусуф стал широко известен в Европе. Его сочинения были переведены на латынь и высоко оценены европейскими мыслителями. Его даже называли одним из «двенадцати чудес человечества»[1].

По причине того, что Аль-Кинди был блестящим знатоком греческой философии, некоторые исследователи считали, что он владел греческим языком и переводил греческие труды на арабский[2]. Однако другие исследователи считают, что Абу Йусуф не знал никакого другого языка, кроме арабского. А блестящее знание греческой философии он приобрел во время своей работы с переводчиками греческого наследия на арабский язык в «Доме Мудрости» (Байт’уль-Хикма). Здесь Абу Йусуф, бывший отличным знатоком арабского языка, читал и редактировал все эти переводы. По ходу этой работы он и стал знатоком греческой философии.

Аль Кинди, помимо сугубо философских вопросов, занимался также и богословско-схоластическими проблемами. В частности, известна его полемика с несторианцами и яковитами, в которых он выступал в качестве исламского апологета и отстаивал мусульманские вероучительные принципы. По некоторым богословским вопросам, например по божественным атрибутам, воззрения Абу Йусуфа были близки к мутазилитским, что дало основание некоторым исследователям считать его мутазилитом. Однако другие исследователи отрицают его принадлежность к мутазилитам[3].

Аль Кинди был автором большого количества философских и научных трудов в области философской мысли, богословия, логики, астрономии, геометрии, медицины, психологии. Считается, что общее количество его сочинений превышало 200[4]. Некоторыми известными сегодня его сочинениями являются: Китаб фи’ль-Фальсафату’ль-Уля (Книга о первой философии); Рисаля фи’ль-Худуди’ль-Ашйа ва Русумиха (Об определениях); Рисаля фи’ль-Акль (Трактат о разуме); Калам фи’н-Нафс (О душе).

2. Философские воззрения

Осведомленность в области истории-философии

Осведомленность Аль-Кинди о трудах философов прошлых веков ограничивалась трудами таких греческих и античных мыслителей, как Аристотель, Платон, Сократ, Александр Афродисийский, Плотин. В связи с тем, что в то время на арабском языке еще не было большого количества переводов трудов древних мыслителей, его сведения о наследии этих философов были еще в недостаточной степени полными и точными. В некоторых случаях он имел представление о трудах, которые лишь приписывались им.

Больше всего Абу Йусуф был знаком с трудами Аристотеля, познания о логике которого у него сложились по «Органону». Нет сомнений, что он был знаком с некоторыми аристотелевскими положениями в области метафизики, физики и души посредством трудов Александра Афродисийского. С наследием Платона Абу Йусуф был знаком в меньшей степени, а Сократа больше знал по различным сказаниям, которые ему приписывались. Плотина же он знал по фрагментам его «Эннеад» (IV-VI), которые были известны в арабоязычном мире под названием «Калам (Теология) Аристотеля» . Это сочинение в то время приписывалось Аристотелю, а самого Плотина арабские мыслители того времени не знали.

Аль-Кинди в своих сочинениях высоко ценил наследие древних философов: «Мы обязаны быть благодарными тем, кто оставил нам хотя бы крупицу истины, не говоря уже о тех, кто оставил нам многое. Ведь именно они дали нам возможность познания истины и облегчили ее понимание. Если бы их наследие не было бы передано поколениями для нас, то у нас не было бы сил и возможностей для познания истины»[5].

Откуда бы не исходила истина, ее необходимо принимать такой, какая она есть, потому что «для познающего нет ничего ценнее, чем истина в том виде, в котором она на самом деле существует». Получив с благодарностью бесценное наследие древних мыслителей, необходимо по «категориям нашего языка и велению нашего времени развивать и обогащать это». При этом Аль-Кинди критиковал тех религиозных деятелей, которые выступали против философии. Он считал, что с ними не нужно вести споров, так как они ведомы лишь своими личными интересами и страстями. По его мнению тот, кто считает стремление к истине неверием, тот сам неверный, так как познание истины есть поклонение Аллаху и подтверждение его единства. А все это и есть путь посланников Аллаха[6]. Помимо этого, ни один человек, если он находится в здравом рассудке, не станет отвергать стремление к познанию истины, не приведя для этого доводов. А если он это сделает, то это есть его подтверждение того, что в проблеме надо разобраться.

Использование методов физики в метафизике

Отличительной чертой философии аль-Кинди являлся перевод метафизических тем, понятий и категорий в физическую плоскость. Он также применял математические методы для их решения. Это можно видеть в его сочинении «О первой философии», в котором этими подходами он пытается объяснить проблемы бытия и единство Божье, конечность или бесконечность вселенной.

Ранее Аристотель в своей "Метафизике" пытался доказать существование Первоначала посредством логики. Затем он в «Физике» доказывал существование Первоначала посредством мирового движения, которое вызывается Первым Двигателем. Однако Аристотель не развил эти принципы и они остались в его философии на уровне логических построений.

Аль-Кинди же развил это учение и пытался доказать все это, помимо логики, также математическими и геометрическими принципами, пытался увязать эти проблемы с опытом. В этом он несомненно руководствовался кораническими принципами, согласно которым проблемы бытия и единства Божьего следует решать не только в метафизической плоскости, но и путем наблюдений в природе и опытным физическим путем. Восхождение от физики к метафизике в этих вопросах Аль-Кинди считал наилучшим путем, так как чувственный опыт более понятен и его невозможно игнорировать.

Критика атомизма

В истории мусульманской мысли атомизм впервые был подвергнут критике мутазилитом Наззамом в книге «Китабуль-Джуз». После него это сделал Аль-Кинди.

Как известно, в атомизме (греч. аtomos - неделимый) материя состоит из вечных, неизменных, неделимых мельчайших частиц (атомов). Аль-Кинди отверг учение Демокрита и Левкиппа о конечности и творческой способности атомов. В частности, он считал, что атомы не могут составлять вещей и тел, так как они конечны, ограничены и делимы. Таковым является и движение, присущее телам и вещам. Он писал: «Тело, движение и время равны и ни одно из них не превосходит другое»[7]. И далее продолжал: «В связи с тем, что вещи не бесконечны, невозможно существование бесконечных величин»[8]. Если тела и вещи небесконечны сами по себе, то любая, даже самая малая их частица, не может быть вечной, однако может быть делимой до бесконечности.

Также Аль-Кинди, в отличии от Аристотеля, считал, что «время, в действительности, не является бесконечным»[9], «время и движение конечны»[10].

В то же время, Аль-Кинди соглашался с Аристотелем в отрицании наличия пустот, в которых пребывают атомы. «Пустота – это неограниченное пространство, а потому не может обладать абсолютным существованием»[11].

Конечность времени, движения, пространства и вещей Аль-Кинди пытался косвенно доказать не только логическими построениями, но и математическими выкладками. Он считал, что если представить себе нечто бесконечное, то оно не может быть во времени, пространстве, движении и вещах, так как они бесконечно делимы. Если же они делимы до бесконечности, значит, они не вечны и уничтожимы[12]. Таковы и качества ващей.

Таким образом, Аль-Кинди как и Аристотель не считал, что вещи состоят из атомов, однако в отличие от него признавал делимость времени и мгновений. Он также отрицал исламский теологический атомизм. Как известно, атомистическими теориями в мусульманской философии начали заниматься мутазилиты, которые, в свою очередь взяли основные его положения из греческой и, возможно, индийской философий. Основоположником можно считать Абу Хузайла аль-Аффала (умер в 841 или 849 году). Помимо него известны другие имена басрийских мутазилитов Аль-Искафи (умер в 841 или 849 году), Муаммара ибн Аббада (умер в 850 году), Абу Али аль-Джуббаи (умер в 915 году). Мусульманский атомизм не был материалистическим, как у древних греков и использовался для логического обоснования бытия Божьего.

Согласно Абу Хузайлу, все вещи и тела образовались из взаимодействия атомов. Они неделимы, находятся в движении, соединяются и разъединяются; не имеют ширины длины, высоты, цвета и запаха (об этом упоминал Аль-Ашари в «Макалат аль-Исламиййин»). Развитие атомистической теории принадлежит Аль-Ашари, согласно которому атомы имеются не только в вещах и телах, но и в понятиях пространства и времени, становясь, таким образом, метафизическими категориями [13]. У Аль-Ашари атомы представляют собой созданные Аллахом монады, существование которых подтверждает Его бытие. Схожие подходы к этим вопросам были у продолжателей ашаритской школа Бакиллани и Джувейни, а также у Фахр ад-Дина ар-Рази.

Одновременно с атомистическими теориями, в мусульманской философии развивалась и критика атомизма, ярким представителем которой был мутазилит Наззам (умер в 835 или 838 году). Он категорически отрицал атомизм и считал, что «ничто целое не может быть неделимым. Всякая часть делится до бесконечности». После Наззама критиками атомизма были Аль-Кинди, ибн Сина, Аль-Газали и Ибн Хазм.

Теория относительности

Аль-Кинди был первым философом, который видел относительность между вещами, физической сущностью и размерами вещей. Другими словами, он считал время и пространство относительными. Все они, с одной стороны, связаны с человеком, а с другой между собой. Он писал: «Время существует только движении, вещь в движении, движение в вещи» [14]. Также время движение и пространство не только связаны между собой, но и обладают равенством в своей сущности[15].

Далее Аль-Кинди говорил о том, что «на самом деле можно утверждать о том, что какая-то вещь мала или большая, она длинная или короткая только относительно другой вещи»[16]. В то же время, это суждение распространяется не только на физические свойства, но и на разумные и логические категории.

Таким образом, Аль-Кинди предвосхитил выводы Эйнштейна, который утверждая относительность времени и пространства, опроверг классическую механику Ньютона.

Теория познания

Аль-Кинди считал, что существуют ступени человеческого познания. Самым простым познавательным средством являются человеческие ощущения, благодаря которым удается познать окружающий мир и различные явления. Этот вид познания, как и познаваемый объект изменчив. Различные ощущения порождают образы, которые запечатлеваются в сознании и становятся устойчивыми[17].

Кроме этого, существует познание посредством разума, умозаключений. Это более высокая ступень познания, которая близка к истинной природе вещей. Она происходит без привлечения органов ощущения, которые соотносят бытие лишь к материальной категории[18].

Метафизика

Основные положения своей метафизики Аль-Кинди изложил в "Книге о первой философии", которую он посвятил аббасидскому халифу Аль-Мутасиму. Подобно Аристотелю, он определяет метафизическое знание, как знание о причинах вещей. Знание причин приводит к более подробному знанию о самой вещи. Этих причин четыре: вещественная, формальная, действующая и конечная. Что касается философии, то она исходит из четырех вопросов: Есть ли? Что это? Как это? Почему?

Совершенно естественно, что Абу Йусуф первым делом размышлял над первопричиной всех вещей, которую называл Вечным и Единым Истинным (Аль-Хакк аль-Вахид). Для Единого не применимо понятие небытия и его существование не зависит от существования других вещей, которые не могут быть причиной Его существования[19]. Таким образом, Первоединое является необходимо сущим бытием, для которого не применимы такие земные понятия, как вид, пол и т.д. Он превыше всех этих понятий. Также Оно является неизменным и неподверженным порче, так как все это может иметь место только в результате взаимодействия противоположных категорий, как тепло-холод, влага-сухость и т.д. В связи с тем, что Вечное существует само по себе, прекращение Его существования немыслимо; оно не может измениться в направлениях еще большего совершенства или опуститься к несовершенству.

Вечное не имеет телесной природы, так как условием принадлежности к Нему должно быть отсутствие понятия множественности, которое присутствует в любом теле. Кроме того, утверждение о том, что телесное может быть бесконечным, противоречит логике. Дело в том, что если предположить тело бесконечным и оторвать от него одну часть, то оставшаяся будет конечной или бесконечной. Если она конечна, то при присоединении к ней оторванной части все целое, которое ранее считалось бесконечным, будет конечным. А если оставшуюся часть посчитать бесконечной, то тогда, при присоединении к ней оторванной части, она будет, либо больше самой себя, либо будет равна самой себе. Если будет больше, то возникнет вопрос о том, как может бесконечное увеличиться? А если равна самой себе, то возникнет вопрос о том, как оно может оставаться постоянным по величине при присоединении другой части? Тогда получится нелогичное утверждение о том, что часть равна целому.[20]

Также Аль-Кинди считал невозможным и утверждения о бесконечности таких телесных свойств, как пространство, время и движение. Мир и движение взаимосвязаны, так как неверны утверждения о том, что мир ранее существовал, а потом пришел в движение. Это верно как в случае принятия версии о сотворении мира из небытия, так и в случае предположения о его вечности[21].

То же самое Аль-Кинди утверждал о понятии времени, которое связано с телом. Так как время является мерой движения, то невозможно утверждать, что одно из них существовало раньше другого. Но движение, как было сказано выше, не существовало раньше вещей. Следовательно, и время не существовало раньше мира. А если движение и время взаимосвязаны с конечным телом, то, следовательно, и они конечны и не являются вечными[22].

Все указанные выше метафизические воззрения Аль-Кинди применял как доказательство таких извечных богословских вопросов, как необходимость бытия Божьего, сотворения мира из небытия и его грядущее уничтожение Аллахом. В этом его цели отличались от целей античных философов, в частности от Аристотеля. Всем этим вопросам Аль-Кинди уделял большое внимание. В вопросах бытия Божьего он выдвигал аргумент фактор начального отсчета времени. Конечность времени и движения является доказательством сотворенности мира и наличия в нем Творца. Все вышеприведенные доводы он использовал для того, чтобы показать невозможность вечности и бесконечности мира. А раз так, то делается вывод о том, что «мир создан. Если создан, то есть Творец. В этом случае сотворение мира из небытия является необходимостью»[23]. Важнейшим атрибутивным качеством Аллаха является его единственность.



[1] Geronimo Gardano: De Sibtilitate, lib. XVI, 246 b, Paris, 1550.

[2] Badawi. Histoire de la Philosophie en Grecque au Monde Arabe, Paris, 1968, c. 26-32; Соколов В.В. Средневековая философия. М.: Высшая школа, 1979, с.213.

[3] М. Абу Рида. Расаилюль-Кинди аль-Фальсафиййа (Философские трактаты Аль-Кинди ). Т. 1. Египет, 1950, введение, с. 27-31.

[4] Ibn’un-Nedim. Fihrist. Leipzig, 1871, c. 255-261.

[5] Абу Рида. Расаил аль-Кинди аль-Фалясифиййа. Т. 1. Египет, 1950, с. 102.

[6] Там же, с. 104.

[7] Книга о первой философии. Т. 1. Египет, 1950, с. 119

[8] Там же, с. 116.

[9] Там же, с. 117.

[10] Трактат о единстве Аллаха. Т. 1. Египет, без даты, с. 203.

[11] Книга о первой философии, с. 109.

[12] Книга о первой философии, с. 116.

[13] Аль-Ашари. Макалат. Т. II. Каир, 1954, с. 16.

[14] Книга о первой философии, с 119.

[15] Там же, с. 59.

[16] Там же, с. 43.

[17] Там же, с. 106.

[18] Там же, с. 107.

[19] Абу Рида. Расаил аль-Кинди аль-Фалясифиййа. Т. 1. Египет, 1950, с. 112.

[20] Там же, с. 115.

[21] Там же, с. 118.

[22] Там же, с. 119-120.

[23] Там же, с. 207.


СТАТЬИ
Сайт управляется системой uCoz