Как нужно вести джихад?

 

Согласно исламской доктрине, в случае агрессии врага, сопротивление врагам является фардом (обязательным). Для этого не нужно объявлять джихадов и громогласно на весь мир кричать о том, что мы боремся во имя Ислама. Все идут на войну с намерениями. Если намерения чистые и воин воюет во имя Аллаха, то он муджахид. А если нет, то нет. Опять же не нужно это декларировать.

Мы оказываемся в очень плохом положении, когда например, в Чечне или Палестине все на каждом углу и на весь мир кричат о джихаде, но на самом деле намерения каждого из бойцов никому не известны. Потом начинаются грабежи, захваты заложников, изнасилования и т.д., что не имеет к джихаду никакого отношения. В результате весь мир говорит о кровавой и антигуманной сущности исламской религии. То есть, такие громогласные заявления о джихаде приводят к тому, что любой промах или преступление во всем мире относят именно к исламской доктрине. А в этом случае падает престиж и авторитет Ислама.

Кроме того, в суннитском Исламе джихад должен вестись в регулярной армии государства, под приказом главнокомандующего. Любая самодеятельность в этом направлении запрещена. Поэтому возникают вопросы о том, кто такие эти самозваные группировки, которые воюют в Ираке или других частях мира? Посмотрите, сколько по их вине пролилось крови как невинных людей, большинство которых были мусульманами. Необходимо понять, что когда некая группировка убивает несколько человек (пусть даже солдат) со стороны противника, то после этого армия противника наносит ответные жестокие удары. И кто будет отражать эти атаки? Бойцы этих группировок либо бегут, либо же намеренно заходят в населенные пункты, чтобы прикрыться мирным населением. В результате мы имеем сотни и даже тысячи невинных жертв со стороны мусульман.

И потом, пророк Мухаммад никогда не вел войны в составе каких-то группировок. Даже когда его мучили в Мекке, он не отдал приказа своим последователям начать вооруженную борьбу с мекканскими язычниками, хотя его сторонников в городе было много, во всяком случае, достаточно для раздела города по демаркационной линии и начала боевых действий.

После того, как Мухаммад переехал в Медину, он основал первое в истории мусульманское государство. И уже в качестве официальной регулярной армии этого государства, мусульмане повели свои войны с врагами. Они подчинялись военной дисциплине и приказам главнокомандующего мединского государства, которым был сам пророк. Когда пророк отправлял на войну войска, он предупреждал их о том, чтобы они воевали только с вооруженным противником, который оказывает мусульманам сопротивление. Запрещалось убивать мирное население, скот, и даже рубить деревья.
Именно поэтому, все действия радикальных группировок не имеют ничего общего с примером пророка, с учением официального суннитского Ислама.

Часто можно слышать мнение о том, что деятельность смертников является эффективным методом борьбы на оккупированных Израилем арабских территориях. Но на самом деле подобные акции не наносят Израилю, у которого пока самая боеспособная армия в этом регионе, никакого значительного урона. Акции смертников направлены только на мирное население и неспособны поколебать государство. И вот это является еще одним несовместимым моментом с мусульманским учением. С каких пор акции против мирного населения, стали частью джихада? Когда такое делал Пророк? Когда давала на это разрешение иджма мазхабов?

А что касается армии Израиля, то против армии должна действовать армия. Естественно, что должна быть и дипломатия. Не все же решается грубой силой. Если мусульманские государства не готовы к войне, то нужно воздерживаться от противостояния и начать его тогда, когда для этого созреют определенные условия.  


В Испании, Англии, Турции, Марокко, Египте и других странах были осуществлены террористические акции, которые должны быть осуждены, прежде всего, мусульманами. А такой результат, как вывод испанских войск из Ирака это слабое утешение по сравнению с моральным и нравственным ущербом, который в очередной раз был нанесен по престижу Ислама. В перспективе можно ожидать роста антимусульманских настроений в еще одной стране мира. А в политическом аспекте проблемы войны в Ираке, этот вывод войск не решил. 


В связи с этим, возникает вопрос о том,  кто такие исполнители этих акций, которые представляются моджахедами? Кого они представляют? Кто их уполномочил проводить какие-то операции? По приказу какого народа, страны, президента, халифа и т.д. они взрывают улицы мирных городов?

Далее возникает вопрос о том, что например, в Америке живет несколько миллионов мусульман, во Франции мусульмане составляют уже 10% и т.д.? Думают ли эти моджахеды о судьбах своих единоверцев в этих странах?

Или взять последний теракт в Египте. Неужели террористы не знали, что там погибнет мусульман не меньше, чем иностранцев? То же самое в Турции, Сауд. Аравии, Алжире, Марокко и т.д. И как это согласуется с запретом на убийство мусульман в Коране и Сунне? Мне кажется, что тут ответ может быть только один. Те, кто делает эти акции, не считают население мусульманских стран мусульманами. Они считают таковыми только себя и своих сторонников. А это типичнейший хариджизм.

Террором радикальные мусульманские группировки отталкивают от себя весь мир. Люди видят в мусульманах кровожадных головорезов. Как при этом они могут принять Ислам? Разве непонятно, что эти группировки отталкивают людей от Ислама? Разве может религия Бога призывать к крови и смерти? Кому и зачем нужна религия, в которой понятия гуманизма, сострадания, добра оказались попранными и девальвированными?

 


Дар аль-Ислама больше не существует. Этому понятию положил конец естественный ход мировой истории. Мусульманство вошло в период мировой глобализации. И соответственно новым историческим реалиям и необходимо действовать. До каких пор психология мусульман будет ориентирована на средневековье, когда уже просто не существует тех понятий? В настоящее время мусульманские общины существуют во всем мире, а не только в странах традиционного распространения Ислама. Чем мусульмане Ирака или Сирии лучше, чем мусульмане Франции или США? Почему террористы, прикрывающиеся исламскими идеалами, совершают акты террора в России, Франции, Англии, Испании или США, вызывая этим самым ненависть местного населения в отношении мусульман этих стран? Неужели не ясно, что этим самым они заставляют отворачиваться от Ислама народы мира?

 



Сопротивление оккупантам должно оказываться не под религиозными, а под национальными или государственными лозунгами. Потому что объявление джихада и выступление с исламскими лозунгами налагает на любые армии или группы большую ответственность. В этом случае, любой промах дискредитирует исламскую религию, как в глазах мусульман, так и немусульман. А вот выступления с любыми иными лозунгами и идеями такого ущерба не наносят. Вот если различные группировки поведут свою борьбу под лозунгами «освобождения родины от оккупантов», то никаких принципиальных возражений ни у кого быть не может. А вот когда они громогласно заявляют о джихаде и делают несовместимые с джихадом действия, то это наносит непосредственный ущерб престижу Ислама.

То есть, если уж кто-то объявил джихад, то пусть будет добр воевать только так, как это делал пророк Мухаммад и первые сподвижники. А они смертничеством, убийством мусульман или мирного населения никогда не занимались. Они воевали только и только против армии и вооруженных сил противника. Верующий должен быть добр и милосерден и на войне.

ОГЛАВЛЕНИЕ