Сын Божий?  

«Поистине, Аллах - только единый Бог. Достохвальнее Он того, чтобы у него был ребёнок»[1].

Одним из основных различий в исламском и современном христианском мировоззрениях является различный подход к сущности Иисуса.
В Исламе он пророк Божий – Иса, рожденный по слову Божьему от праведницы Марьям (Марии)[2], принесший Инджил/Евангелие[3]. Никакой божественности ему не приписывается. 

Совершенно иная картина в Христианстве, где он был обожествлен. «Сын Марии оказался сыном Иосифа, имеющим братьев и сестер[4]. Затем он оказался сыном Давида[5], сыном Человеческим[6], сыном Божьим[7], просто Сыном[8], Христом[9], и Агнцем[10]»[11].

Однако среди всех этих имен, название «Сын Божий» употребляется наиболее часто. Дело в том, что именно в таком образе он вошел в христианскую троицу, которая представляет единую сущность Бога разделенной на три ипостаси. Обосновывая это, христианские клирики проводят параллели с Ветхим Заветом, утверждая, что понятие «Сына Божьего», закреплено еще в писаниях древних иудеев. В доказательство этого, в частности, приводится Псалом: «…возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя»  (2: 7), который, по их словам имеет отношение к Мессии которого ожидали иудеи[12]. Однако, в то же время, ими же признается тот факт, что понятие «Сыны Божии» имело у иудеев гораздо более широкий смысл и оно употреблялось по отношению ко всем праведникам: «При сыне патриарха Сифа Еносе, начали отличать благочестивых  потомков от нечестивых потомков Каина, которых называли сынами человеческими»[13]. Таким образом, никакого буквального смысла понятие «Сыны Божии» не несет и означает лишь избранников Божьих. Приблизительно так, это понятие понимается в Иудаизме. Сыном Божьим мог быть назван любой праведник, (в том числе и Иисус), но это не означает того, что Бог в буквальном смысле этого слова имеет детей, в которых не нуждается, так как является Творцом всего сущего; или то, что эти сыны являются ипостасями Бога.

Трактовка библейского понятия «Сын Божий» как посредника между Богом и материальном миром было введено иудейским философом Филоном Александрийским ( 25 г . до н. э. – ок. 50 г . н. э.)[14].    

Иудейский философ Филон Александрийский, склонный к аллегорическим трактовкам Библии в духе античного мировоззрения, считал Бога бесконечно удаленным и непостижимым (т.е. трансцендентным).  Однако в этом случае, возникала проблема с объяснением божественного присутствия в материальном мире. Для объяснения этого противоречия он отождествил идею иудейского Мессии с античным понятием «Слова» (Логос).

Логос в античной традиции означало всеобщую закономерность во всем, что происходит в мире. Эта закономерность не подконтрольна никому, в том числе и Богу. В классической античной философии логос был безличным принципом, на основании которого происходили все процессы в мире. Именно такой смысл он имеет в философии Гераклита Эфесского.

Однако не исключено, что происхождение понятия «Логос» связано более древними культурами. Так, почти аналогичное понятие встречается в древнеиндийской и иранской философии, где оно называется «рта» (иранская форма «арта»). «Тенденция к упорядочению мирового процесса характеризует космологию эпохи Ригведы. Термином, обозначающим этот принцип упорядоченности, служит «рта». Данное понятие, употреблявшееся  и в Авесте, в самхите раскрывается как первооснова мира и действующих в нем законов[15].

Филоновский Логос, отождествленный с мессианистской концепцией, стал рассматриваться как некая сила, посредством которой происходит проявление Бога в мире. Другими словами говоря, он стал посредником между людьми и Богом. «Будучи взятым из греческой философии, Логос теологически переосмысливается Филоном как первородный сын Бога и утешитель людей «параклет». Так Логос, служащий для философской переориентировки иудаистской мифологии, сам мифологизируется. Он - слово Бога, и это слово у Бога и само есть Бог»[16]. 

Христианство, которое развивалось в условиях наличия традиционно устоявшихся воззрений античности, не могло не заимствовать элементы греко-римского мировоззрения потому, что оно нуждалось в философском-теологическим обосновании своей доктрины.

В связи с этим, христианские теологи начали приспосабливать свое учение под понятия традиционно устоявшихся воззрений в римском обществе. Наглядным примером этого является введение античного логоса, в свою доктрину. Для этого они развили идеи Филона и пошли еще дальше. Безличный слово/логос был отождествлен с Иисусом. Об этом прямо заявлял христианский апологет Юстин (II в.) в своем труде «Большая апология». «В ней он пытается перебросить  мостик между древнегреческой философией и христианским мифологическим мировоззрением, опираясь на слова в Евангелии от Иоанна: «В начале было Слово (Логос), и Слово было у Бога и Слово было Бог… И стало Слово плотию  и обитало с нами, полное благодати и истины» (1: 1-2, 14). Согласно Юстину, вообще все хорошее греческие философы взяли у Моисея[17].    В вопросе о Логосе, как посреднике между Богом и миром, повторяет философию Филона, а через него древние дохристианские воззрения, другой апологет Христианства Татиан (125-175),. Татиану он видится совечным Богу, сотворенным Им, и заключенным в Боге как его «первое дело», а не самим Богом, как об этом заявили позднее деятели церкви. Несомненно, что Татиан использовал неоплатоновские воззрения. Он писал: «…С ним (Богом) существовало, как разумная сила и само слово, бывшее в нем. Волею его простого существа произошло Слово, и Слово не произошло напрасно – оно становится перворожденным делом отца» (Речь против эллинов, 5) [18]. 

Совершенно очевидно и то, что эти строки из Евангелия от Иоанна явно писались человеком, который был знаком с античными терминами и мировоззрением. Все исследователи единогласны в том, что это Евангелие сильно отличается от первых трех «синоптических» тем, что в нем автор делает попытку придать  Иисусу черты божественности, в то время как другие Евангелия представляют его как простого человека. И в этой попытке автор этого Евангелия опирается на идею античного, а также филоновского Логоса (Сына Божьего).

Наконец, нельзя не отметить того, что многие ученые единогласны в том, что философия Филона Александрийского оказала большое влияние на формирование современного Христианства. «Действительно, у Филона можно найти ряд моментов, особенно характерных для христианского мировоззрения. (В частности это относится к) учению о «сыне Божьем» как Логосе и Параклете – посреднике между Богом и миром, в котором можно усмотреть некоего «про-Христа»[19].   

Таким образом, происхождение идеи о «Сыне Божьем» Иисусе является античной идеей, которая была введена в вероучение посредством перенесения понятия всеобщей закономерности (логос/рта/арта) на иудейское понятие «Сыновей Божьих». Посредством этого синтеза мировоззрений была подведена идеологическая база для обожествления Иисуса, которая нашла свое окончательное выражение в тринитарном (троичном) догмате церкви.

На основании проведенного выше анализа, можно с уверенностью сказать, что отсутствие понятия Логоса («Сына Божьего») в Исламе, является показателем того, что исламское мировоззрение избежало влияния античной философии и отражает позицию традиционного семитского монотеизма, в котором отсутствуют термины и понятия греков и римлян. Важнейшим положением строгого монотеизма является вера в Бога без посредников, которая нашла буквальное отражение в Исламе.  

Аяты Корана отрицающие посредничество между миром (а также человеком) и Богом:

- «И нe пpизывaй пoмимo Aллaxa тoгo, чтo нeпoмoжeт тeбe и нe пoвpeдит! A ecли ты этo cдeлaeшь, тo ты бyдeшь тoгдa нeпpaвeдным»[20];

- «He вepyeт бoльшaя чacть из ниx в Aллaxa бeз тoгo, чтoбы нe пpиcoeдинять к Heмy coтoвapищeй!»[21];

- «Teбe мы пoклoняeмcя и пpocим пoмoчь!»[22].

 


[1] Коран, 4: 171.

[2] Там же, 19: 17-21.

[3] Там же, 5: 46.

[4] Евангелие от Матфея, 13: 55, 56.

[5] Там же, 22: 42.

[6] Евангелие от Матфея, 26: 2.

[7] Там же, 14: 33.

[8] Евангелие от Иоанна, 5: 19.

[9] Евангелие от Матфея, 16: 16.

[10] Евангелие от Иоанна, 1: 29.

[11] Дауд А. А. Мухаммад в Библии. Катар: Издательство Министерства вакуфов и исламских отношений, 1996, c. 206.

[12] Архимандрит Никифор. Библейская энциклопедия. М.: Типография Снегиревой, 1891, c. 683.

[13] Там же, c. 683.

[14] Соколов В. Средневековая философия. М.: Высшая школа, 1979, c. 23.

[15] Бонгард-Левин Г. Древнеиндийская цивилизация. Философия, наука, религия. М.: Наука. 1980, c. 38.

[16] Чанышев А. Курс лекций по древней и средневековой философии М.: Высшая школа, 1991, с. 369.

[17] Чанышев А. Курс лекций по древней и средневековой философии М.: Высшая школа, 1991, с. 377.

[18] Там же, с. 381.

[19] Там же, с. 370-371.

[20] Коран, 10: 106.

[21] Коран, 12:106.

[22] Коран, 1: 5.

ОГЛАВЛЕНИЕ