Часть V

Вопросы, связанные с Библией и историей Христианства

 


 

О поздних вставках и противоречиях в Библии[1]

 

В Новом Завете есть много поздних вставок, которых не было в более ранних текстах. Примером этого являются следующие стихи:

«Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; но они, услышав, что Он жив и она видела Его, - не поверили. После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение. И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили. Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»[2].

Относительно этих стихов в нью-йоркском издании Библии, которая была составлена целой комиссией христианских авторов, которые работали с первоисточниками, говорится: «Ранние манускрипты и некоторые другие древние свидетельства не содержат стихов Марк (16:9-20)»[3].

Другим примером являются стихи: «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном»[4]. Относительно подлинности этих стихов имеется следующая информация:

«Перевод НЗ с греческого подлинника под редакцией епископа Кассиана (РБО, 1996) в сноске к этому стиху на стр. 476 информирует: "Слова прежних русских переводов: "на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и сии три суть едино" (стих 7б): и "и три свидетельствуют на земле:" (стих 8а), отсутствуют во всех древних рукописях 1 Ин.". Новозаветный текст дан без этих слов: "Потому что есть три свидетеля," (стих 7) и "Дух и вода и кровь …" (стих 8). Кстати, на последней странице этого издания утверждается, что "Кассиановская версия стала первым в ХХ столетии полным русским переводом Нового Завета, выполненным в соответствии с нормами современной науке о переводе Священного Писания".

- В Современном переводе Библии (1993, Всемирный библейский переводческий центр), новозаветная часть которого издана также под названиями "Благая весть" (1990), "Слово жизни" (1991) и "Книга жизни" (1992), и в английском, и в русском текстах слова о трёх небесных свидетелях (которые, согласно СП, "суть одно") исключены – вероятно, по тем же причинам, что и в переводе Кассиана. Текст звучит так: "И свидетель этому – Дух, ибо Дух – это истина. Есть тому три свидетеля:" (стих 7) и "Дух, вода и кровь …" (стих 8).

- В переводе В.Н. Кузнецовой (1998, РБО, Общедоступный Православный Университет и Фонд Александра Меня) на стр. 106 седьмой стих дан подобно переводу Кассиана. В сноске к 7-8 стихам говорится, что "в некоторых рукописях другое чтение" и приводится текст подобно СП.

- В текстовом примечании к этому стиху (данного как в СП) на стр. 1536 Новой Женевской учебной Библии сказано: "В NU, M отсутствует текст от слов "на небе" (ст. 7) до "на земле" (ст. 8). Только 4 или 5 очень древних греческих кодексов содержат этот фрагмент". В предисловии к этому изданию говорится о том, что "Примечания к тексту, указывающие на значительные вариации в греческих рукописях Нового Завета, разделены на два класса: 1. Текст NU. Эти варианты, не совпадающие с традиционным текстом, в основном представляют Александрийский и Египетский кодексы … Они содержатся в 27-м издании "критического текста" Novum Testamentum Graece, вышедшем под редакцией Нестле –Аланда (N), и в 4-м издании международной организации United Bible Societies – "Объединённые библейские общества" (U), отсюда аббревиатура "NU". 2. Текст М. Эта помета обозначает различия между "текстом большинства" и традиционным текстом …". В общем, это означает, что традиционный текст обсуждаемого стиха (как он дан в СП) вызывает по меньшей мере сомнения.

- В упомянутом в предыдущем пункте "NESTLE-ALAND NOVUM TESTAMENTUM Graece et Latine" (он у меня в параллели – древнегреческий и латинский текст) на стр. 623 (лат.)-624 (др.-гр.) этот стих дан подобно переводу Кассиана – без небесных свидетелей (и, соответственно, без того, что они "суть одно").

- В книге "Текстология Нового Завета. Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала" (1996, издание Библейско-Богословского Института св. апостола Андрея, Москва) Брюса М. Мецгера (рекомендую всем – сильная вещь) по этому стиху дана такая информация.

- На стр. 60-61: "Рукопись 61. Данная рукопись, содержащая полный текст Нового Завета, была написана не ранее конца XV или, возможно, начала XVI в. В настоящее время она находится в Дублине, в колледже Св. Троицы и представляет прежде всего историческую ценность. Это первая греческая рукопись, в которой был обнаружен отрывок о трёх Небесных Свидетелях (1 Ин 5:7-8). Именно на основании данного единственного, позднего источника Эразм был вынужден вставить этот, без сомнения неподлинный, отрывок в текст Первого послания Иоанна. По мере изучения этой рукописи, текст которой удивительно хорошо сохранился (кроме двух страниц, Содержащих 1 Ин 5 и загрязнённых от частого обращения к этому отрывку), создаётся впечатление, что она была написана исключительно для того, чтобы опровергнуть текст Эразма".

- На стр. 98-99 Мецгер сообщает:"В числе критических замечаний в адрес издания Эразма наиболее серьёзными можно считать эамечания Стуники, одного из издателей Комплютенской многоязычной Библии Хименеса. Он указывает на отсутствие в издании Эразма заключительной главы Первого послания Иоанна, то есть того места, где апостол рассуждает о Святой Троице: "Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле …" (1 Ин 5:7-8). Эразм возразил, что ни в одной греческой рукописи он не обнаружил этих слов, хотя кроме двух основных рукописей в процессе подготовки текста изучил ещё несколько документов. Эразм пообещал, что в том случае, если такая рукопись будет найдена, то в последующих изданиях он вставит так называемую Comma Johanneum [т.е. 1 Ин 5:7б-8а – моё примечание только в квадратных скобках]. В конце концов такая рукопись нашлась (или, собственно, была подделана). По сведениям, которыми мы располагаем теперь, можно определить, что она была написана в Оксфорде около 1520 г . членом францисканского ордена по имени Фрой (или Рой), взявшим этот отрывок из латинской Вульгаты [здесь дана ссылка на Harris J.R. The Origin of the Leicester Codex of the New Testament. London , 1887, pp. 40-53; Turner C.H. The Early Printed Editions of the Greeck Testament. Oxford, 1924, pp. 23-24 ]. Эразм выполнил своё обещание и вставил отрывок в третье издание (1522), однако в примечании к нему выразил сомнение в подлинности данной рукописи [здесь сноска: "Сегодня кодекс (под шифром Greg. 61) … практически сам раскрывается на странице, где помещается 1 Ин 5, - так часто к нему обращались по поводу данного спорного отрывка !"]. Известно, что из тысяч греческих новозаветных рукописей, изученных со времён Эразма, только три содержат этот отрывок. Это Greg. 88, рукопись XII в., в которой есть Comma, написанная на полях почерком примерно XVIIв.; Tisch.w 110, редакция Комплютенской многоязычной Библии XVI в. и Greg. 629, датируемая XIV в. или, по мнению Риггенбаха, второй половиной XVI в. Древнейшее цитирование Comma встречаем в латинском трактате IV в. Liber apologeticus (гл. 4), авторство которого приписывается либо Присциллиану, либо его последователю, испанскому епископу Инстантию. Возможно, Comma появилась как аллегорическое истолкование трёх упомянутых свидетелей и могла быть написана как комментарий на полях латинской рукописи, содержащей Первое послание Иоанна, откуда и была перенесена в Старую Латинскую Библию в V в. Этот отрывок появился в редакциях латинской Вульгаты не ранее 800 г . Учитывая тот факт, что в 1592 г . он был включён в издание латинской Клементинской Вульгаты, в 1897 г . Святая палата в Риме, высшая церковная конгрегация, сделала заявление (которое получило одобрение и поддержку папы Льва XIII) об ошибочности отрицания, что данный отрывок является подлинной частью Послания святого Иоанна Богослова. Современные католические исследователи, однако, признают, что отрывок не входит в новозаветный греческий текст; например, в четыре двуязычных издания Нового Завета, которые осуществили Бовер, Мерк, Нолли и Фогельс, в текст Вульгаты, одобренный Тридентским собором, включены слова о троичности, но из греческого текста, напечатанного параллельно с латинским, они изъяты".

3) На стр. 113 говорится об издании Нового Завета Уильямом Боуером младшим (1763), где он данный стих отметил квадратными скобками, чтобы показать, что тот отсутствует в наиболее достоверных рукописях.

4) Хотя на стр. 254 и 255 даются ссылки на 2 работы, в которых излагаются аргументы в пользу подлинности обсуждаемого фрагмента, Мецгер отмечает, что второй автор (Иссаак Ньютон) считал этот отрывок подложным. - В "Книге насущных вопросов о православной вере" (1997) на стр. 149 М.Г. Горохов сообщает о свидетельстве "Толковой Библии" Лопухина (изданной, кажется ещё до революции), что этих слов нет ни в одном из греческих кодексов Нового Завета, ни в древних переводах Нового Завета.
- Данный пункт, скорее всего, захотят пропустить те, кто не доверяет публикациям Общества Сторожевой Башни. Ваше право. Но поскольку этот текст могут прочитать многие, для остальных приведу наиболее интересные данные этих публикаций:

1) В подстрочнике Царства (The Kingdom Interlinear Translation of the Greek Scriptures – подстрочный перевод Христианских Греческих Писаний на английский), где греческий текст дан по Весткотту-Хорту (1881 – уже в нём нет слов о небесных свидетелях и, естественно, что они "суть едино" – тоже нет) есть приложение 2b (стр. 1140). В нём говорится, что эти спорные слова отсутствуют в тексте Синайского (обозначен еврейской буквой алеф, 4 век), Александрийском (обозначен "А", 5 век), Ватиканском (обозначен "В", Vatican ms 1209, Gr., 4 век) кодексах, Латинской Вульгате Иеронима (Обозначена "Vg", 5 век [именно эта первая редакция, Иеронимова, не Клементинская или последующие, в которых церковные деятели внесли "поправки"]), а также в Сирийских Пешитте ("Sy" с индексом "р", 5 век) и Филоксенийской-Гераклийской версиях (Sy с индексом "h", 6-7 век) – то есть лучших и древнейших рукописях Библии.

2) Во втором томе "Понимания Писаний" на стр. 1019а сказано, что в сноске к данному стиху в католическом переводе (Иерусалимской Библии) отмечается, что этих слов нет в ранних рукописях НЗ. Далее в статье говорится, что современные католические и протестанские переводы не включают эти слова в основной текст Библии (как примеры - Revised Standart Version (издание 1971 г .), The New English Bible (1970), The New American Bible (1970).

3) В "Сторожевой башне" от 15 марта 1994 г . на стр. 26-28 в статье "Уильям Уинстон - еретик или добросовестный исследователь" говориться об авторе перевода "Простой Новый Завет" ( 1745 г ., англ.), который исключил из своего труда поддельную часть в 1 Иоанна 5:7. Также в этой статье говорится о том, что Уинстон работал ассистентом у Ньютона, который отверг учение о Троице.

Даже беглый взгляд на собранные материалы позволяет прийти к выводу, что достоверность слов о трёх небесных свидетелях, которые "суть едино" крайне сомнительна".

Вот что написано в Толковой Библии Лопухина (1904-1913):

«Весьма важный в вероучительном, догматическом отношении стих 7-й не читается ни в одном из древних греческих кодексов Новаго Завета; ни в таких авторитетных унициальных кодексах, каковы: Синайский, Александрийский, Ватиканский, ни в древнейших курсивных греческих манускриптах, ни в лекционариях. В творениях древних греческих отцов, в своей полемике против ариан имевших постоянный повод говорить о троичности Лиц в Боге и Их единосущии, данный стих не цитируется. И блаженный Феофилакт в толковании своем 1 послания Ап. Иоанна опускает стих 7-ой. Нет этого стиха и в древнейших переводах Новаго Завета – Пешито, арабских и др.; только в некоторых, и то не древних, списках латинского перевода Вульгаты спорный стих читается. Уже под влиянием Вульгаты в двух греческих кодексах XVI в. этот стих имеется. В печатном издании Коплютенской Библии (1514-1520) разсматриваемые слова имеются. В новейших критических изданиях новозаветнаго текста – Грисбах, Шольца, Тишендорфа, Вескотта-Хорта, Триджельса и др. слова ст. 7-го опускаются. Напротив, принятые церковью Восточною и Западною тексты, оригинальный и переводные, имеют слова ст. 7-го, как подлинныя апостольския слова. При этом церковном воззрении мы и должны остаться, хотя научныя текстуально-критические данныя не доказывают подлинности даннаго места с безусловною несомненностью (см. у проф. Н. И. Сагарды, стр. 206-260).

Во всяком случае внесение слов ст. 7-го нисколько не затрудняет чтение и связь всего текста, и как с предыдущими, так и с последующими текста согласуется, равно вполне гармонирует с особенностями богословия Ап. Иоанна».

И вот зная обо всем этом, напрашивается вывод о том, что прав был Цельс[5], который еще во II веке писал: «Есть между верующими некоторые такие, которые похожи на людей, доходящих вследствие пьянства до покушения на самоубийство; они трижды - четырежды, множество раз изменяют первоначальный текст Евангелия, переиначивают его до тех пор, пока не получат возможность увернуться от всех возражений»[6].

Интересно, что многие христиане знают о том, что в Новом Завете имеется много поздних вставок и противоречий. И поэтому меня интересует вопрос о том, какое они получают духовное удовлетворение, читая в Евангелиях все эти стихи и зная о том, что это поздние вставки? Что они там обнаруживают Божественного и как это отражается на состоянии их душ? Как-то одна из моих собеседниц ответила на этот вопрос таким образом: «Я точно знаю, что самое основное - это подлинные тексты евангелистов. И я верю, что Христос - это наш Бог и Спаситель и что он воскрес. Мне этого достаточно».

Удивительно, что, несмотря на такие очевидные нестыковки, тем не менее, эта христианка отказывается даже задуматься об этих проблемах. Она не думает о том, что может быть Бог именно об этом будет ее спрашивать на Судном дне, ибо Он дал ей разум. Она не боится вопроса о том, что, почему она, видя очевидные противоречия, вставки и т.д., тем не менее, не придавала этому значения? Неужели Богу нужна такая слепая вера? Но тогда чем хуже вера буддистов, индуистов, синтоистов? Если уж дело просто в вере, то чем Христианство лучше других вер?

***

Также часто можно слышать от христиан утверждение о том, что четыре новозаветных Евангелия дополняют друг друга, и что Святой Дух дал всю истину в сообщениях четырех авторов. Но вот один конкретный пример: в Евангелии от Матфея, отца Иосифа звали Иаков (1: 16), а в Евангелии от Луки - Илия (3: 23). Непонятно что чем здесь дополняется. Более того, здесь имеет место противоречие. Христиане пытаются объяснить этот момент понятием левиратного брака[7]. Например, священник Афанасий Гумеров пишет: "Попытка применить закон о левиратном браке в деле согласования двух родословий была впервые сделана христианским писателем 6 века Юлием Африканом. У евангелиста Матфея отцом Иосифа Обручника назван Иаков (1:16), а у евангелиста Илий (3:23). Последний умер бездетным. Его брат женился на вдове. У них родился Иосиф, который по закону левиратного брака считался сыном Илия, а реально происходил от Иакова"[8].

Однако этот комментарий является неубедительным, так как автор не поясняет, почему там речь идет о левиратном браке? Где в самом тексте этих Евангелий сами евангелисты именно так объясняют эти моменты? Самое главное: почему, если по закону левиратного брака Иосиф должен был быть назван сыном Илия, евангелист Матфей все же называет его сыном реального отца – Иакова? Он не знал законов Торы и традиций древних иудеев?

Эти слова лишь предположение, которое было сделано, чтобы как-то объяснить это очевидное противоречие. Причем первая такая попытка была предпринята через 500 лет после появления Евангелий.

 

***

Один из первых критиков Христианства Порфирий (II век) в сочинении "Против христиан" писал:

«Евангелисты - выдумщики, а не историки деяний Иисуса. Все они написали отчеты о страстях, не согласующиеся между собой, а совершенно разноречивые. Один рассказывает, что распятому некто поднес губку, напитанною уксусом (Марк 15:36). Другой рассказывает иначе: "Пришедший говорит, на Голгофе дали ему пить вино, смешанное с желчью; и отведав, не хотел пить". И вслед за тем: "А около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Элоим, элоим, лема савахтани, то есть - Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?" (Матфей 27:34 - 46). Другой говорит: "Тут стоял сосуд, полный уксуса и вот, привязав сосуд, полный уксуса к Иссопу, поднесли устам его. Когда же Иисус вкусил уксуса, он сказал: "Свершилось" и, наклонив голову, испустил дух" (Иоанн 19: 30). Другой рассказывает: "И возгласив громким голосом, сказал: "Отче! В руки Твои предаю дух Мой" (Лука 23:46). Из этого блеклого и противоречивого рассказа можно сделать вывод, что речь идет не об одном, а о нескольких пострадавших. В самом деле, если один говорит: "В руки твои предаю дух мой", другой: "Свершилось", третий: "Боже мой, Боже мой, для чего ты меня оставил", то очевидно, что это противоречивое повествование относится к нескольким распятым, либо к одному, но столь тяжко боровшемуся со смертью, что не мог дать присутствующим ясного представления о своем страдании. Если же евангелисты, не будучи в состоянии рассказать правду о способе его смерти, сочинили поэму об этом, то и обо всем остальном они не могли сообщить ничего достоверного».

На это христиане возражают, что Евангелия не копируют друг друга, а дополняют. В данном случае, по их словам, фразу "Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?" Иисус говорит до своей кончины, а "Свершилось" перед самой смертью.

То есть, в Евангелии от Матфея говорится: «…а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: «Или, Или! лама савахфани!» то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух» (27: 46-50). Слова "Возопив громким голосом" – по их мнению может означать то, что он, перед самой своей кончиной, мог сказать "Свершилось".

Но ведь оба евангелиста говорят о разных высказываниях Иисуса перед распятием. Они не говорят о том, что "Свершилось" было сказано до, или после слов "Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?". Это всего лишь интерпретация, которую сделали деятели церкви, чтобы хоть как-то сгладить и хотя бы частично объяснить это очевидное противоречие. Кроме того, можно ли точно утверждать, что «возопив громким голосом» нужно обязательно понимать как «Свершилось»? Тут одни предположения, не основанные на фактах. А факт состоит в том, что 2 евангелиста по-разному передают последние слова Иисуса перед распятием. С этим ничего не поделаешь. Поэтому данное событие вызывает большие сомнения в плане достоверности. Кроме того, если евангелисты были ведомы Святым Духом, то таких разительных противоречий в их словах не должно было бы быть. Бог не может противоречить сам себе и вводить других людей в заблуждение. Значит, по этому пункту, доводы деятелей церкви, неубедительны и довод Порфирия остается не опровергнутым до сегодняшнего дня.

Кроме этого, неубедительными выглядят объяснения христианских апологетов о том, что Евангелия писались людьми по их воспоминаниям, а Святой Дух следил, чтобы в них была вся нужная людям информация. То есть, в данном случае, по их словам, не исключено, что очевидцы тех событий могли быть на различной дистанции от места казни Иисуса и по-разному слышать его слова, а это означает, что свидетельство одного очевидца дополняет свидетельство другого.

Но в этом случае возникает вполне логичный вывод о том, что если есть всезнающий и всевидящий Бог, то Он знает всю истину. И ему не нужно для этого выбирать четырех авторов и передавать им различные сведения, которые могут совпадать, а могут и противоречить друг другу. Это к тому же несправедливо, так как этим самым Бог фактически отталкивает от веры многих людей, которые видят эти моменты и не могут их принять на веру. Зачем Святому Духу необходимо было включать два изречения Иисуса перед казнью, чтобы люди думали и гадали, как совместить их в одно, высказывали различные предположения о том, что могло, а чего не могло быть? Зачем такая путаница Богу? Он мог ясно сказать, что Иисус сказал так, а потом так. Если уж Бог ниспослал истину, то она должна быть одной, ясной и незапутанной.

Один человек мог находиться в пяти метрах от этого события, а другой на расстоянии сорока метров и чего-то не расслышать. Но если Бог ниспослал Свою истину, то Он сам же и должен прокомментировать, что, дескать, этот евангелист не расслышал, а тот его подправил или дополнил. Иначе, когда это совмещение делают люди спустя многие десятилетия после тех событий, то становится ясно, что это сделали люди, а не Бог. А людям, как известно, свойственно заблуждаться.


[1] http://www.evangelie.ru/forum/showthread.php?t=16622.

[2] Марк, 16: 9-20.

[3] The Holy Bible. New International Version. New York . ("Harper Paperbacks"), p. 908.

[4] I Послание Иоанна, 5: 7-8.

[5] Цельс - римский философ, критик Христианства. Его единственное известное сочинение "Правдивое слово" в основном известно благодаря полемическому сочинению Оригена "Против Цельса". Но в этом сочинении Ориген, опровергая Цельса передал многие его мысли.

[6] Против Цельса II, 27.

[7] Левиратный брак – это один из видов брака, который практиковался в древнем Израиле и описан в Библии (Второзаконие, 25:5-10). В левиратном браке младший брат (или другой родственник) умершего бездетным израильтянина обязан жениться на его вдове; первый ребенок, родившийся в таком браке, считался потомком умершего, а не своего «физического» отца.

[8] "Православие.Ru".

ОГЛАВЛЕНИЕ