Беседа об относительности морали

Встретился я в прекрасном городе Алматы с евреем. Он был ужасно гостеприимным. Он переплюнул в гостеприимстве и казахов, и азербайджанцев.

Он был очень умным человеком. Говорил обо всех аспектах нашего бытия. Был осведомлен одновременно и в гинекологии, и в историографии, и в философии, и в математике. Все он знал, как и положено еврею.

Постепенно речь зашла о сексуальных проблемах и была затронута проблема гомосексуализма. Еврей сразу заявил о том, что против гомосексуалистов, которых он называл пидорами. В ответ я задал ему вопрос о том, а что есть пидор? Это духовное или телесное понятие? Ведь может быть пидор телесный и духовный. И теперь что хуже телесная педерастия, или духовная?

Еврей задумался и утвердительно сказал, что телесная педерастия хуже, так как она противоестественна и унизительна. Тогда я сказал, что спартанцы были гомосексуалистами. Но разве можно говорить о том, что они были лишены мужества или были унижены? Даже все обстоит наоборот. Нынешним мужикам далеко до них. Ибо они даже если они не гомосексуалисты, то не могут даже защитить самих себя. А вот спартанцы, несмотря на гомосексуальность, тем не менее, остановили наступление персов в Фермопилах.

Теперь кто же мужик? Тот, кто сегодня не может сопротивляться внешней агрессии или гомосексуалист, который остановил продвижение персов в Фермопилах?

Другой стороной вопроса является то, что гомосексуализм относителен в историческом смысле. Можно не вступать физически в гомосексуальные отношения, но быть пидором относительно других поколений. Так, к примеру, ортодоксальный еврей прошлого мог посчитать пидором нашего еврея потому, что он носит браслет и золотую цепь. Ведь в то время эти украшения носили женщины. А если их носил бы мужчина, то он в глазах прошлых поколений был бы пидором.

Точно также наш друг казах сидит сейчас в американской рубашке с короткими рукавами. Но и он бы считался пидором в глазах его предков степных казахов.

Получается, что если бы еврей жил в древней Спарте, то он был бы гомосексуалистом, но счел бы это за честь. Ибо те пидоры были мужиками по сравнению с нынешними. Нынешние мужики гомосексуализмом не занимаются, но их бомбят гомосексуалисты.

И тогда еврей задумался и сказал, что действительно в той исторической ситуации ему пришлось бы быть пидором. И даже больше этого, если сейчас с золотыми украшениями он более пидор, чем прошлые поколения, то значит, что пидоризация последующих поколений неизбежна.

Но, по его словам, если уже быть пидором, то лучше быть активным, чем пассивным. Как видно, еврей и в этой ситуации ищет и находит то, что ему выгодно.