О блудливом старике

Когда-то очень давно, когда я еще был инженером, меня назначили начальником одного отдела в газовой конторе Баку. Работал я там со слесарями, отправлял их чинить газовые приборы, проверять газовые коммуникации, выявлять возможные утечки газа. Там у меня был один слесарь. Он ходил по городу с газовым ключем, но в костюме с галстуком и носил он шляпу. Он был очень живой и энергичный, несмотря на то, что он был уже стар. Он был также и очень грамотным и начитанным человеком. Наизусть мог цитировать стихи выдающихся тюркских и персидских поэтов, причем на языке оригинала.
 
Однако был у старика один недостаток. Он был настолько неравнодушен к женщинам, что не мог скрыть свои чувства даже при обычном разговоре с ними. Говоря даже с незнакомыми женщинами, он кривлялся перед ними и издавал такие звуки, что чувствовалось, что он переживает возвышенные чувства. При малейшей возможности он начинал притираться к женщинам и щупать их. Так, когда в контору приходила какая-нибудь женщина с жалобой на пропуск газа в квартире, старик выбегал из своей комнаты ко мне и начинал вместо меня говорить с ней. В ходе разговора он делал вид, что не понимает, откуда именно пропускает газ у нее в квартире. Для этого он подходил к женщине и ставил впереди себя, чтобы она не видела, что он собирается делать. Потом он показывал направлением руки наверх и говорил: «Дорогая, у вас газовая труба проходит вот оттуда?». И в этот в момент он своим передом начинал притираться к ней. Но это он делал осторожно, чтобы это было не так явно. Женщина отвечала, что нет, труба у нее проходит чуть ниже. Тогда старик спрашивал ее о том, в каком углу у нее стоит газовая плита. И тут он уже полностью впадал в страсть и прижимался к ней еще жестче. Женщина уже начинала чувствовать неладное, но в этот критический момент я вмешивался в процесс и разряжал обстановку. Выпроваживал старика и сам выяснял подробности.
 
Часто приходили молодые девушки. Старик первоначально вызывал у них доверие. Он им говорил: «Дочь моя, расскажи отцу, какие у тебя проблемы, мой долг тебе помочь». Но потом он начинал их лапать. Приходилось вмешиваться и объяснять девушкам, что этот дядя их вообще-то не лапал, а выяснял где именно у них в доме проходит газовая труба.
 
Хуже было, когда старик ходил по квартирам устранять пропуск газа. Когда он уходил по вызову, я все время переживал о том, что он там может выкинуть. Нередко после его визитов бывали скандалы. Ко мне звонили и возмущались тем, каких мы тут работников держим, почему мы послали к людям этого человека, который не умеет себя вести. Но звонки это еще ерунда. Иногда после аварийного визита старика ко мне в контору врывались возмущенные жители и выражали мне претензии. Всякий раз я оправдывался перед ними и обещал наказать его. И действительно делал это. Я ему давал выговоры, отчитывал, угрожал уволить. Но он меня выслушивал, а потом умолял пощадить, так как если бы я его выгоню, то он бы умрет с голоду. Ну что мне было делать? Жалко мне его становилось. И всякий раз он мне обещал, что больше не будет, но каждый раз повторял то же самое.
 
Один раз я послал старика по вызову в одну квартиру. Там была неисправна газовая плита. До этого я взял у него обещание, что он будет вести себя прилично. И действительно, спустя некоторое время он вернулся с хорошим настроением и доложил мне, что неисправность устранена и все в порядке. Потом он ушел в комнату слесарей и стал с ними играть в нарды.
 
Но спустя несколько минут ко мне ворвалась одна женщина, которая была буквально в бешенстве и истерике. Она орала и кричала. Я пытался понять, что ей нужно, но она была в таком возбуждении, что не могла выразить мысль. Она просто орала одно и то же: «Где этот подонок?!» Потом она ворвалась в комнату к слесарям, увидела там старика и бросилась на него. Она его била и царапала ему лицо. Мы ее с большим трудом оторвали ее от него. Потом я привел ее к себе, посадил и дал стакан воды. Она немного успокоилась и стала рассказывать, что когда он к ним пришел, ее дома не было, а была ее молодая дочь. Она подвела его к газовой плите и показала неисправность. Однако хитрый старик сделал вид, что не понял и применил свой привычный метод подхода сзади. Он выставил ее вперед и потребовал, чтобы она указала точное место пропуска газа. Для этого она должна была нагнуться. Этого ему и надо было. Как только она нагнулась и показала, старик стал обтираться об ее зад. В этот же момент пришла мать и увидев это, напала на него. А он убежал и вернулся в нашу контору. Но женщина прибежала к нам и добила его здесь.
 
Ну, что мне было делать? Я опять кое-как успокоил женщину и обещал ей уволить старика. Но опять не сделал этого.
 
Старик каждый вечер выходил на улицы получать наслаждение. Для этого он под разными предлогами подходил к женщинам, которых обманывал солидный вид старика в костюме со шляпой. Он об них обтирался, говорил комплименты. Излюбленным местом наслаждения для него были автобусы в часы пик. Он внедрялся в гущу народа, который после работы ждал автобус. Там он выбирал понравившуюся ему женщину и заранее пристраивался за ней. Как только подъезжал автобус, он прислонялся к ней сзади и начинал об нее обтираться. Там оправдаться было легче, так как в толпе все пытаются проникнуть в автобус и имеет место давка.
 
Правда, часто бывали и проблемы. Часто старик приходил на работу с исцарапанным лицом и синяками под глазами. Иногда прихрамывал и жаловался на боли в области живота. Он объяснял это тем, что упал или заболел. Однако мы все хорошо знали, что после автобусных похождений его часто били.
 
Мне рассказывали, что он летом выходил к себе во двор в одних трусах и в шляпе. Ему говорили: «Как тебе не стыдно? Тут ведь мусульманский квартал, молодые девочки ходят. Ну, какой ты им пример показываешь?». Но он им неизменно отвечал, что на самом деле все обстоит по другому и он на них положительно влияет. Ведь, по его словам, этим девицам девочкам надо выходить замуж. А там они должны будут видеть голого мужа. Первоначально это может их ввергнуть в шок. А тут они посмотрят на полуголого дядю мужика и будут готовы к созерцанию своих будущих мужей.
 
Как-то, еще по советской профсоюзной путевке мы поехали в Москву. Там питались в общественной столовой по чекам, которые выдавал профсоюз. Как-то утром придя в столовую на завтрак, я застал там очередь. В очереди за завтраком стоял наш старик. Он, закинув руки, назад притерся к заду стоящей впереди высокой женщины. Она была с длинными волосами и в джинсах. Увидев это я покраснел. Думаю мало того, что он делает в Баку, но он и тут нас всех перед москвичами опозорить хочет. Но что делать? Поэтому я решил сделать вид, что не знаю этого человека, что бы хоть тут за него не краснеть. Но пройдя вперед, я оглянулся и посмотрел на ту женщину. И я увидел, что это вообще-то не женщина, а мужчина. Я расхохотался и вернулся к старику и сказал ему: «Слушай, а ведь это мужчина!». У него скисло лицо, и он меня переспросил: «Что?! Так это мужчина?». Потом чуть призадумался и сказал: «Ну, что поделаешь, ведь я уже стою!»

В те годы я думал, что такой тип единственный у нас в городе. Однако спустя время я получил новое образование и ушел в научную сферу. К своему удивлению в этой, казалось бы, высшей сфере интеллигенции я встретил немало таких, как этот старик. Они тоже выкидывали такие же сцены, как тот старик, несмотря не свои ученые степени и положение.
И даже старик-слесарь был получше их. Те делали это используя свое положение и связи. К примеру, знал я одного псевдоученого типа, который был на должности и тоже притирался к своим сотрудницам. Тот слесарь хоть терся к женщинам сам, не имея никакого служебного положения. А этот делал это с сотрудницами потому, что они от него зависели.
Был еще один, который тоже вел себя аморально с женщинами, используя свои научные степени, положение и должность. Выезжая в зарубежные командировки, он даже на научных конференциях делал это с собравшимися там женщинами, чем позорил не только себя, но и свою страну.

Поэтому ничем они по сути не отличаются от того блудливого старика.