О поминках

Не знаю, как другие, но буду говорить о самом себе, ибо неведомы мне мысли других, но знаю я самого себя. Считаю, этот народный обычай совершенно бессмысленным и хожу на поминки больше для того, чтобы покушать, чем помянуть покойного. И правильно делаю. Зачем покойному этот накрытый стол? Разве за ним можно вспоминать покойного? Его достаточно помянуть молитвами, а не за накрытым столом. Там его никто не вспоминает. Когда молла читает молитву, я думаю о том, чтобы он поскорее закончил чтение Корана и, наконец, принесли еду. В этот момент покойного я даже в моих мыслях не бывает, только думаю о том, чтобы поскорее покушать вкусный плов. А почему? Да потому, что никто не накормит меня, бедного философа, без платы? На всех других застольях с меня требуют денег. А откуда у меня лишние средства, чтобы ходить на свадьбы и дни рождения? Если я туда пойду хоть раз, то надолго останусь голодным в другие дни. Даром можно покушать только на поминках. Поэтому да здравствует славный азербайджанский обычай поминания покойника! Если бы никто не умирал, то кто бы накормил бедного философа. Хорошо, что время от времени кто-то умирает, чтобы он мог бесплатно там пообедать.

Кроме всего этого, поминальные столы отличное место для общения. Там все ведут свои личные или деловые разговоры. О покойнике никто не вспоминает. А может ли быть место лучшее для философа? Ведь там есть отличный накрытый стол и там можно вести глубокие философские беседы. Иначе для философствований мне приходится идти в чайхану, а там мне приходится платить за чай с вареньем. Но тяжело мне, бедному философу платить. Но что мне делать? Где как не там вести философские беседы? А на поминках полный комфорт. Можно и пофилософствовать, и не платить за стол.

Итак, однажды пришел я в чайхану сожалея о том, что придется в очередной раз платить за стол. Туда пришел мой один знакомый, который объявил о смерти одного своего дальнего родственника. Его я и другие мои приятели по чайхане тоже знали. Мы стали говорить о покойном и выяснилось, что при жизни его многие не любили. Не любил его и этот родственник. В процессе беседы к нам подошел еще один наш друг. Когда он услышал известие о смерти того человека, он сказал: «Что вы говорите, он наконец-то умер? Слава Богу…. Ой, что я говорю? То есть, я хотел сказать, да упокоит его душу Аллах!».

Таким образом, после того, как все наши приятели высказали свое негативное мнение о покойном, я взял слово и призвал присутствующих к философской логике. Я сказал, что покойный уже умер. Теперь какая разница, был он хорошим или плохим человеком при жизни? Давайте лучше подумаем о том, какую прибыль мы можем получит от самого факта его смерти. Ведь настоящим надо жить, а не прошлым и блюсти свои интересы. А в чем может быть наш интерес и наша прибыль от его смерти? Разумеется только в том, чтобы пойти на его поминки и покушать там бесплатно вкусный плов. В этот момент меня  грубо прервал родственник того покойного и заявил, что не собирается идти на поминки человека, которого не уважал при его жизни. Но потом он все же согласился с моими доводами и выразил готовность пойти туда.

Короче говоря я, родственник и тот наш друг решили пойти на поминки покойного. Придя туда мы отлично покушали, выпили и вели великолепные беседы. Там был отличный шербет, вкусный плов, прекрасная довга, пирожные, чай, сладости. Что еще нужно бедному философу? Да и беседы были глубокие, философские. Получил я там большое удовольствие. О покойном, разумеется, даже не вспоминали. Только в самом конце, когда мы уже уходили, мы вспомнили о нем. И только потому, что надо было высказать формальные слова соболезнования его родственникам.

После этого, через несколько дней умерла мать одного нашего приятеля по чайхане, который был свидетелем нашего разговора. Когда он объявил нам об этом, он не столько акцентировал на факте смерти своей матери, сколько пригласил нас на плов. Он понимал, что имеет дело с бедным философом. Он прямо сказал нам: «Приходите, будет вкусный плов». И пошли мы туда и съели мы этот плов. Он действительно был великолепен. После этого, когда мы узнаем, что кто-то умер, мы всегда между собой говорим: «Пойдем туда, покушаем плов, попьем шербет».

Понятно, что смерть ждет всех нас, и меня в том числе. Когда я умру, приходите дамы и господа, на мои поминки и покушайте плов. Даже не вспоминайте меня. Ешьте, пейте и ведите глубокие сознательные беседы. Не говорите, что пришли помянуть меня. Ведь будете вы лукавить. Если вы сделаете так, то возрадуется душа моя. Я очень хочу, чтобы на моих поминках все вы наелись пловом и не вспоминали меня. Но, клянусь Аллахом, не знаю я, даст кто-нибудь вам это застолье после моей смерти или нет? Я бы оставил денег на все это. Но еле свожу концы с концами. Поэтому, если некому будет угостить вас пловом после меня, извиняюсь перед вами. Я в этом был невиновен.