Можно ли следовать правилам разных правовых школ?

 

Суфий: В религиозной практике нужно придерживаться положений одной религиозно-правовой школы (мазхаба), ведь у каждого из них есть своя методика. Брать одно правило из одного, а другое из другого, нельзя. Это можно делать лишь в исключительных случаях, если в этом есть необходимость. В то же время, в своих заключениях, постановления всех четырех суннитских школ верны.

 

А. А.: Да, разумеется, у каждого мазхаба есть свой метод. Но, тем не менее, вот например какая принципиальная разница для меня, обыкновенного обывателя, каков этот метод? Обычному мусульманину нужен результат. Ему нужно жениться, разводиться, торговать, молиться. Дебри богословия ему неинтересны. Если, как Вы говорите, фетвы всех суннитских мазхабов в своих заключениях верны, то почему нужно стремиться, обязательно, следовать одному мазхабу? Ну, это я понимаю, когда нет специалистов по другим мазхабам рядом или нет соответствующей литературы. Но если, скажем, я нахожусь в Саудовской Аравии или Марокко, то почему бы мне там не делать все по правилам ханбалитов или маликитов? Зачем себя выделять из общей массы? Привязка человека к мазхабу – это только традиция данной местности, данного народа.

 

Суфий: Если изучите биографии известных богословов исламского мира, которые были в истории Ислама на протяжении, допустим, последних 1000 лет то обнаружите что они, почти всегда принимали решения, основываясь на принципах одного мазхаба.

 

А. А.: Да, но ведь в то время не было такого широкого информационного потока, как сегодня. Люди мало что знали друг о друге. Развивались определенные традиции в среде разных племен и народов. Ученых людей было не так много и они развивали свои школы. А сейчас совершенно другой мир. Практически все, про всех, известно. При желании можно достать, изучить и сравнить различные правовые предписания и применить то из них, которое более целесообразно для данной ситуации.

 

Суфий: Человек, который разбирается в вопросах мусульманского права, конечно же, может выбирать себе фетву из различных вариантов. Что касается современных возможностей, то да, сегодня и имеются большие возможности, которых не было раньше. Тем не менее, сегодня нет людей, которые могут сравниться с древними учеными. К примеру, кто из современных ученых, несмотря на все современные возможности, знает наизусть 300 или 400 тысяч хадисов?

 

А. А.: Я говорю о том, что не только разбирающийся в вопросах мусульманского права, но и вообще любой человек может последовать фетвам различных школ по своему усмотрению. И я не вижу никаких причин запрещать это. И Вы мне ничего, кроме своего мнения не привели.

И зачем сейчас знать столько хадисов наизусть? Уже прогрессировала техника. Все это вложено в компьютеры и, при желании, с помощью задания ключевых слов, в поисковых системах можно найти, систематизировать и отобрать все, что нужно. То есть, уже поменялись сами критерии определения ученого. Приведенное вами определение можно отнести к средневековым стандартам. Сейчас совершенно другие критерии.

 

Суфий: А как Вы посмотрите на человека, который будет утверждать, что для того, что бы стать ученым математиком или физиком не обязательно знать таблицу умножения, так как есть калькулятор, где все можно посчитать.

 

А. А.: Таблица умножения - это лишь азбука математики. Точно такая же азбука хадисоведения - это знание общих принципов методики хадисоведения. А потом человек, знающий азы математики, при помощи калькулятора решает интегральные функции. А мусульманин, при помощи поисковых систем выводит на экран нужную ему подборку хадисов. По-моему, это лучше и удобнее, чем заучивание наизусть полумиллиона хадисов. Во-первых, компьютер способен запомнить даже триллион хадисов, во-вторых, можно их сортировать в любом направлении, задавать поиск в любом направлении: по сподвижникам, ключевым словам, цепям передатчиков. Я не сомневаюсь, что если бы Бухари жил в наше время, он бы выбрал компьютер. И, наконец, какая бы не была хорошая память, все равно человек остается человеком. Он может что-то забыть, что-то перепутать.

 

Суфий:  Если бы дело обстояло так, как Вы описали то, я думаю, что было бы такое определение: алим - это тот человек, у которого есть книги с полумиллионом хадисов и который может найти из них те, которые ему нужны. А на самом деле, мусульманская наука это критерием учености не считает.

 

А. А.: Да не было раньше миллионных тиражей сборников хадисов и интернет-поисковиков, сайтов. Поэтому и критерии научности были другие. Сегодня мы имеем возможность в считанные минуты не только найти и сравнить любые хадисы, но и даже проверить и сравнить фетвы алимов прошлого. Поэтому, в случае сомнений, можно просмотреть их и отобрать для себя то, что более целесообразно для той ситуации, в которой мы находимся в данный момент.

И самое главное заключается в том, что само по себе простое знание наизусть хоть тысяч книг ничего не дает. Главное - это способность того или иного человека к анализу, переработке и систематизации прочитанного. Бухари вовсе не потому стал велик, что знал наизусть тысячи хадисов. Его основная заслуга заключается в том, что он систематизировал их по передатчикам, ввел новую методику определения достоверности, разложил хадисы по параграфам и главам по тематикам, чтобы было удобно их использовать в различных правовых вопросах. То есть не простое собирание знаний делает человека ученым, а упорная работа по переработке материала, применение новых технологий, путей решения проблем, систематизация.

А что касается простого заучивания наизусть, чтения книг, то их количество не играет никакой роли. Можно много прочитать, но остаться без знаний. В Коране о некоторых людях используются слова "осел, нагруженный книгами". Это как раз люди, которые много читали, многое знали, но не смогли прийти к правильному анализу, не сумели должным образом применить и использовать накопленную информацию.

В развитых странах мира уже давно новые стандарты науки, ее определения, внедряются постпозитивистские концепции и другие современные направления мысли. Идет технический прогресс. А мы, все еще, как в 10 веке, считаем вершиной учености знание наизусть сотен хадисов, хотя уже никакой потребности уже в этом нет. Например, лично я если узнаю, что кто-то сейчас знает 500000 хадисов наизусть, буду восхищен феноменальной памяти этого человека. Но буду смотреть на него как на экзотическую личность. Уж лучше бы он употребил эту память для актуальных дел для нашего времени. Эти хадисы я могу без всякого обращения к этому человеку взять из поисковых программ Интернета, за несколько секунд.

ОГЛАВЛЕНИЕ