О субъективной вере и объективной истине

 

А. А.: Каждый верит в то, что ему нравится, и в то, на каком уровне сознания и образования находится. Поэтому, когда говорят об истине, то надо еще разобраться, что это такое. Вера и религия вещи относительные.

 

Реформатор: Если каждый прав по-своему, значит этой самой правды много миллиардов. А ведь истина только одна. Думаю, Вы с этим согласны. Ведь, следуя вашей логике, если каждый верит по-своему, то выходит у каждого свой Бог, а ведь Он один, даже если люди по-разному в Него веруют.

 

А. А.: Вера вещь индивидуальная. Она преломляется сквозь сознание и эмоции каждого отдельно взятого человека. Даже если люди исповедуют одну и ту же религию и конфессию, то все равно, отношение к ним и их восприятие, у каждого человека различается. Обратите внимание на суждения людей из одних и тех же конфессий и Вы найдете в них разницу. Общими могут быть только несколько базовых постулатов, как например: вера в существование Бога, пророчества или загробный мир.

Что касается Бога, то объективно Он, конечно же, един. Но понимать Его могут по-разному. В Исламе много споров относительно Его сущности.

Что же касается ваших суждений об истине, то позвольте спросить у вас, как Вы относитесь к известному еще с античных времен выражению "Человек мера всякой вещи"?

 

Реформатор: Вера вещь индивидуальная, не спорю. В таком случае, все религиозные споры должны прекратиться и пускай каждый верит внутри себя, не упрекая другого человека в том, что он верует по-другому. Что касается истины, то она известна лишь Богу.

"Человек - мера всякой вещи" – интересное выражение. Как я понимаю, человек сам для себя измеряет (или определяет) что хорошо, а что не очень; что добро, а что зло; что красиво, а что уродливо; и так далее.

Это, конечно, очень умная мысль, но, по-моему, корни здесь другие. Да, мы все воспринимаем всё окружающее по-своему. Но это не значит, что всё выглядит по-разному. Если мы с вами смотрим на одну и ту же картину, Вы в восторге от неё, а я не очень. Но ведь картина та же самая. Вещи вокруг нас останутся такими, какие они есть, независимо от того, как мы на них смотрим, или что мы о них думаем, или как мы их мерим. Бог - останется Богом; дорога к Истине - останется дорогой к Истине. Да, человек - мера всякой вещи, но, тем не менее, он бессилен изменить эту вещь.

 

А. А.: То есть, как бы человек не относился к вещам, есть также их объективное состояние. Но, тем не менее, субъективное восприятие вещей играет немаловажную роль в теории познания. Так вот, для того, чтобы постичь объективное состояние вещей, нужно много знать, познавать, правильно мыслить, делать верные выводы, абстрагироваться от своих личных предпочтений. Нужно также забыть, что "моя вера - это истина". Должно присутствовать только стремление познать вещи такими, какими они на самом деле являются, а не такими, какими кто-то их хочет видеть.

Но большинству верующих нужно совсем не это. Они приводят свою индивидуальную веру в то состояние, при котором она удовлетворяет их самих. Мало среди них таких, которые пытаются постичь вещи такими, какие они есть.

 

Реформатор: Нужно просто усвоить, что вещи никогда не будут такими, какими хотим их видеть мы.

 

А. А.: Правильно. Поэтому истинных учений, религиозных школ не существует. Ведь это целые понятия. А целостное суждение, в данном вопросе, не приведет нас к объективному, так как целое нужно разбить на составляющие части и подумать над каждой частью в отдельности. То есть, надо взять одну проблему и оставить все наши предпочтения и симпатии по ней в сторону. Нужно только стараться разобраться в этой проблеме таким образом, чтобы она предстала перед нами в таком виде, какой является на самом деле. То есть, нелепо утверждать, что суннизм или шиизм истинны, так как это целые понятия. Для того чтобы разобраться в них, нужно разбить эти целые понятия на отдельные составляющие и размышлять по каждой проблеме в отдельности. То есть, над каждым вопросом нужно задумываться по отдельности и искать на него правильный ответ, который может совпасть или не совпасть с доктриной суннизма или шиизма. А если верующий что-то утверждает только потому, что так учит его школа (мазхаб), то он не хочет постичь истину, а только верит в то, что ему нравится. А это означает, что он верует в то субъективное, во что хочет верить.

Поиск “истинных” учений или религиозных школ часто приводит к фанатизму и нетерпимости, по отношению к носителям других воззрений, так как люди не размышляют над проблемами, а принимают их, как нечто истинное в целостном виде, полностью подчиняясь фетвам богословов.

 

Реформатор: Думаю, что не религия приводит к фанатизму, а ее неправильное восприятие.

 

А. А.: Здесь мы опять подошли бы к спорному моменту о том, а что же такое "правильное" восприятие религии? Ведь не забывайте, что традиционный верующий, как правило, считает именно свое понимание религии единственно верным и свою секту единственно истинной. Прибавьте сюда различные людские пороки, неинформированность, недостаточную образованность, разный культурный и интеллектуальный уровень верующих, и получите то, что мы видим в жизни. Люди не хотят разбираться в вопросах, а только стремятся навязать свое восприятие мира другим. То есть, часто верующих интересует не объективная реальность, а имеет место стремление навязать свое мировосприятие другим, иногда даже в агрессивной форме.

 

Реформатор: Люди должны правильно понимать религию и не мучать своей верой окружающих. Для этого нужно терпение, уважение людей друг к другу.

 

А. А.: Понимание, терпимость, культура должны присутствовать в природе человека. Религия не может дать человеку ничего сверх того, кем этот человек является от природы. То есть, если человек не культурен, то религия не может его сделать культурным; если слаб – сделать сильным, если лжив - сделать правдивым, если нетерпим - сделать терпимым. Человек должен, прежде всего, осознавать, что такое мораль, нравственность, порядочность, добродетель. Если эти качества в человеке есть, и он их в себе воспитал, то и религия, на его примере, становится высокой. А если нет, то и религия становится порочной. Опять-таки мы возвращаемся к нашему прежнему разговору о том, что "человек - мера всякой вещи".

А процесс познания, воспитания, развития сложен. Гораздо легче в один миг надеть на голову тюбетейку, отпустить бороду, ходить в мечеть. Но есть ли у этого человека дух религии, о которой говорит на каждом углу - это отдельный вопрос.

ОГЛАВЛЕНИЕ