2. Как ниспосылался и как собирался Коран в единую книгу?

 

Вопрос 2. Как ниспосылался и как собирался Коран в единую книгу? Мы читали, что это делалось без повеления самого Мухаммада, то есть фактически Коран написан его последователями, а не им самим.

 

Ответ 2. Мухаммаду (с.а.в.) Аллах дал пророчество, когда ему было 40 лет. Период пророчества продолжался до его смерти, в течение 23 лет – 13 лет в Мекке и 10 лет в Медине.   

В течение первых 6 месяцев Мухаммад получал откровения от Аллаха в состоянии сна. По прошествии 6 месяцев, в месяце рамадан, к нему спустился Ангел Джабраил (мир с ним) и принес первое откровение (вахйи метлув). Этим откровением являются первые пять аятов суры «аль-Алак».

Затем ниспослание откровений прекратилось, а возобновилось спустя 3 года, и, в течение последующих 10 лет Ангел непрерывно передавал Мухаммаду Божественные откровения в Мекке. Откровения, полученные Мухаммадом в Мекке (до хиджры/переселения), называются мекканскими, а в Медине – мединскими. Сюда же относятся и откровения, ниспосланные вне Медины, например в пути.

В полном виде Коран снизошел от Аллаха в мир в ночь Кадра. И уже здесь Ангел Джабраил передавал Его Пророку постепенно, шаг за шагом, в течение 23 лет. Это подтверждает аят Корана: «И Коран Мы разделили, чтобы читал ты его людям с выдержкой, и ниспослали Мы его ниспосланием» (17:106). Место в небесах, на которое был ниспущен Коран целиком, называется «Бейтуль-Иззет».

В месяц рамадан Ангел Джабраил читал Пророку все аяты Корана, которые были ниспосланы за прошедший год. Затем их читал Пророк, а Джабраил его слушал (об этом говорят хадисы). Этот процесс был назван «Арда». В последний рамадан при жизни Пророка этот процесс был исполнен дважды под названием «Ардатуль-Ахира». В истории Корана Арда и в особенности Ардатуль-Ахира играют исключительную роль. Благодаря этому удавалось контролировать обученных чтению Корана и исключить их ошибки и забывание. В самом конце чтения Пророк говорил Джабраилу: «Мы научены этому», на что Джабраил отвечал: «То, что вы выучили, верно и полно».

Пророк распоряжался, чтобы откровения, ниспосланные ему, сразу же были записаны. Для этого у него было около 40 писарей. Даже в критические минуты своей жизни, во время переселения из Мекки в Медину или во время военных походов, он никогда не забывал брать с собой писаря и писарские принадлежности. Зейд ибн Сабит говорил, что после того как секретарь записывал откровение, Пророк приказывал ему еще раз прочитать его. Если при этом он замечал ошибки писаря, то сразу их исправлял и только после этого распоряжался довести откровения до народа.

Кроме того, Пророк  настаивал, чтобы откровения были выучены сподвижниками наизусть. Он говорил, что знание аятов Корана наизусть будет вознаграждено Аллахом. И это было дополнительным стимулом для народа, который стремился выучить аяты и получить Божью благодать. Таким образом, часть мусульман знала наизусть весь Коран, другая часть знала его фрагментарно.

Но даже записи и заучивания Корана народом для Пророка было недостаточно. Он ввел третий элемент на пути сохранения Божественной Книги – систему контроля. Запись систематически проверялась устным произношением, и наоборот, устное произношение проверялось записью, наглядным примером чего был описанный выше процесс Арда в месяце рамадан. У Пророка были специальные учителя Корана, которые шли к людям, обучали их и в то же время контролировали правильность записи и звучания Писания.

Откровения, полученные Посланником Аллаха, записывались на финиковых листьях, кусках плоского камня, кожи и т. д., так как бумаги в то время еще не было. Эти записи делались по мере ниспослания аятов Аллаха, которое  иногда было смешанным, то есть не успевали окончиться аяты одной суры, как начинали поступать аяты следующих сур. Только по завершении ниспослания Пророк объявлял, в какую суру и где именно должны быть записаны эти аяты.

К тому же были откровения, которые не должны были войти в Коран, они носили лишь временный характер и были затем Аллахом отменены. Поэтому записи носили фрагментарный характер, в них отсутствовала системность, которая присуща современным целостным изданиям Корана. Для того, чтобы от фрагментарности перейти к системности Пророк ввел понятие талиф уль-Кур'ан. В хадисах Пророка этот термин встречается, и в «Сахих» Бухари так назван целый раздел книги. Есть, например, такой хадис: «Мы в присутствии Пророка составляли (талиф) Коран из частей».  


Что такое «талиф»?


Слово талиф переводится как «составление». Именно в таком значении оно употребляется в Коране, а точнее означает последовательное расположение аятов (стихов) в сурах. Запрещается читать аяты Корана в иной последовательности, помимо той, которая была указана Пророком. Такой запрет на чтение в иной, не указанной Пророком последовательности был вызван тем, что некоторые поэты и рассказчики часто читали различные произведения в произвольной последовательности, и они хотели перенести такое правило и на Коран.

В то же время порядок сур (глав) не является тавкифом. Всеми учеными признано, что этот порядок существует в Коране на основании иджтихада; он был предложен комиссией по размножению экземпляров Корана после смерти Усмана. Таким образом, в намазе, при обучении и т. д. разрешается читать Коран в любой последовательности сур. Можно начинать чтение Корана с конечных сур и продолжать до начальных. Например, разрешается читать суру «Каф» прежде суры «Хадж». Даже Пророк, согласно некоторым хадисам, во время ночного намаза читал суру «Ниса» до суры «Али-Имран».

В списке Корана, предложенном Убаййем ибн Каабом, эти суры располагаются именно таким образом. В списке Усмана и других списках порядок расположения сур различается. Поэтому общепризнанно, что порядок сур можно определять иджтихадом (то есть собственными исследованиями ученых). Зейд ибн Сабит согласился собрать полный список Корана. В организации этого важного дела ему помог Умар ибн Хаттаб.

Абу Бакр поставил Зейду условие не полагаться на свою память и иметь два письменных доказательства точности каждого аята, который он отберет в окончательный список. О начале работы над собранием Корана Абу Бакр объявил по всей Медине и потребовал, чтобы горожане, имевшие письменные фрагменты Корана, принесли их в мечеть и сдали Зейду. Контролировал поступление фрагментов Умар, который в точности знал, какие из этих фрагментов были проверены Пророком, а какие – нет. Некоторые ученые полагают, что многие из принесенных фрагментов оказались проверенными в аль-Ардатуль-Ахира экземплярами.

Ученые называют два принесенных фрагмента Корана письменным свидетельством. Два свидетельства сравниваются с третьим элементом. Третьим элементом, или «оригиналом», являлись данные Зейда ибн Сабита, так как он был одним из лучших знатоков Корана и знал его наизусть. Принесенные фрагменты он сопоставлял со своими знаниями и ряд фрагментов отверг как содержавшие ошибки передатчиков.

История Корана не сводится только к собиранию его Зейдом ибн Сабитом в единую книгу – ведь многие мусульмане знали его от начала до конца наизусть, а еще большее количество – частично. Они постоянно читали Коран в намазе и молитвах (дуа). В хадисе Анаса упоминаются 6 лучших знатоков Корана: Убай ибн Кааб, Муаз ибн Джабаль, Зейд ибн Сабит, Абу Зейд, Абу Дарда, Сад ибн Убада.

Среди тех, у кого следовало перенимать знание Корана, Пророк назвал и Салима Мавлу Абу Хузайфу, и Абдуллу ибн Масуда, а также и женщину – Умм Варака. Однако количество хафизов не ограничивалось только этими людьми. Согласно заключению Ибн Хаджара аль-Аскалани (Фатх уль-Бари, 10, 425-430), среди мухаджиров знатоками Корана (хафиз) были Абу Бакр, Умар, Али, Тальха, Сад, Ибн Масуд, Хузайфа, Салим, Абу Хурайра, Абдулла ибн Саиб, Абадила. Среди женщин знатоками Корана были Аиша и Умм Салам. К этому списку Абу Дауд прибавил мухаджиров Тамима ибн Ауса ад-Дари, Укбу ибн Амира; ансаров Убабу ибн ас-Самита, Муаза Абу Хулайму, Муджамми ибн Джарию, Фудалу ибн Убайда, Масламу ибн Махледи т. д. (из них некоторые стали хафизами после смерти Пророка), Каза Абу Мусу аль-Ашари, Амра ибн аль-Аса, Сада ибн Убаба...

Как видно из сказанного, нельзя ограничивать количество людей, знавших Коран и собравших его в единую книгу, только узким кругом сподвижников. Не имеют никакой основы попытки ограничить круг знатоков Корана количеством лиц, указанных в хадисе Анаса. Некоторые ограничивали этот круг лиц до пяти и шести человек. Коран был достоянием огромного количества людей, а не ограниченного круга лиц. В связи с этим уместно упомянуть, что еще при жизни Пророка в Бир-и-Мауна пали шахидами 70 знатоков Корана (курра). Такое же количество курра пали в сражении Йамама. В связи с вышеизложенным необходимо отметить, что количество знатоков Корана, современных Пророку, установить невозможно. Несомненно, что исчислялось это количество сотнями.


Таким образом, в то время, когда Зейд ибн Сабит при жизни Абу Бакра собирал Коран, было много знатоков Корана – курра, и ни у кого из них работа Зейда ибн Сабита не вызвала никаких нареканий или замечаний.

 

Айдын Али-заде

ОГЛАВЛЕНИЕ