3. Сколько версий Корана было при Пророке : 7 или 1?  

Вопрос 3. Мы читали, что на самом деле было семь разных Коранов, и только потом, после смерти Пророка, другие люди самовольно сделали из них один общий Коран. Сколько же было версий Корана при Пророке: 7 или 1?  

Ответ: До Хиджры Коран читался исключительно на диалекте племени Курайш (курейшитов). После Хиджры Ислам приняли и другие арабские племена, и чтобы облегчить им чтение Корана, Пророк через Ангела Джабраила попросил Аллаха дать этим племенам возможность читать Коран на их диалектах. Это разрешение получалось им раз за разом до семи раз. Допускались только и только варианты чтения, услышанные от самого Пророка. Во времена Усмана Коран вновь вернулся в свою изначальную форму курейшитского диалекта.  

Тахави писал: «Применение семи чтений (кираат) было разрешено Аллахом на первых этапах истории Ислама, когда у неграмотных арабов было много различных диалектов, и принудить их всех к единому чтению на первых порах было невозможно. После того как среди мусульман развилась грамотность, все чтения (кираат) были объединены».  

Сахаб Пророка Ибн Масуд в одном из хадисов говорил о семи чтениях и арабских диалектах: «Я слышал чтение Корана от чтецов различных племен. И обнаружил, что все они близки друг к другу по смыслу… Поэтому читайте их так, как вы их изучили».  

Под семью харфами подразумеваются арабские диалекты: курейш, хузайл, сакиф, хавазин, кинана, тамим и айман.  

В период халифата Усмана возникли некоторые споры относительно правильного чтения Корана. В массе народа, среди арабов из различных племен были отмечены произвольные чтения на диалектах арабского языка, отличные от курейшитского, причем каждый считал, что именно его диалект наиболее адекватно отражает смыслы Корана. Абу Дауд в книге «Масахиф» приводил сведения о том, что в чтении Корана были отмечены серьезные разногласия между учителями, преподававшими Коран, и студентами.  

Спустя некоторое время эти споры и недоразумения охватили и халифатскую армию. В частности, серьезные разногласия начались между солдатами-сирийцами и солдатами-иракцами. Сирийские солдаты читали Коран по кираату (чтению) Убаййа ибн Кааба, а иракские солдаты – по кираату Абдуллы ибн Масуда. Стороны не признавали чтений друг друга и требовали взаимных доказательств правоты, считая единственно правильным свое чтение и обвиняя противную сторону в неверии и фальсификации. Еще немного – и в ход пошло бы оружие.  

В этой обстановке командующий армией Хузайфа аль-Йаман срочно прибыл в Медину и настойчиво просил халифа спасти мусульман от этой беды. Поняв всю серьезность положения, Усман сразу созвал Совет сподвижников Пророка. Необходимо упомянуть одно свидетельство от Али ибн Абу Талиба по этому поводу:  

«Об Усмане всегда говорите самые добрые слова, и не говорите о нем ничего плохого. Клянусь Аллахом, что в вопросах, связанных с Кораном, он ничего не делал самостоятельно, иначе как получив санкцию Совета, который он собрал из числа нас (то есть сподвижников Пророка). Однажды он спросил:  

"Что вы думаете о чтениях (кираат) Корана? По сведениям, которые у меня имеются, часть людей признают единственно правильным только свой кираат и отрицают другие. Не являются ли подобные выходки поступками, граничащими с куфром (то есть неверием)?"  

Мы сказали ему: "Прежде всего, мы бы хотели выслушать тебя".  

Он ответил: "Я хочу дать распоряжение собрать единый и окончательный экземпляр Корана. Если я сделаю это, то не останется больше раздоров и недоразумений".  

Мы ответили ему: "Ты мыслишь верно". По сведениям Ибн Сирина, Совет, созванный халифом Усманом, состоял из 12 человек.  

Получив поддержку Совета, Усман отдал распоряжение размножить экземпляр Корана, который был на курейшитском диалекте, и распространить его среди народа. Для этого он вызвал Зейда ибн Сабита и поручил ему выбрать членов комиссии по размножению текста Корана и возглавить ее. Усман спросил: "У кого самый лучший почерк?" Ему ответили: "Секретарем Пророка был Зейд ибн Сабит". Тогда он спросил: "А кто лучше всех знает арабский язык?" Ему ответили: "Саид ибн аль-Ас". После этого Усман заключил: "Тогда пускай Саид диктует, а Зейд пишет"».  

По поводу количества членов комиссии и их имен в хрониках приводятся разные данные. Ибн Абу Дауд передал, что в нее входили Малик ибн Абу Амир, Касир ибн Эфлах, Убай ибн Кааб, Анас ибн Малик, Абдулла ибн Аббас и др. Бухари же сообщает о Зейде ибн Сабите, Абдулле ибн Зубейре, Саиде ибн аль-Асе и Абдурахмане ибн аль-Харисе. Возглавлял же эту комиссию Зейд ибн Сабит.  

Халиф Усман инструктировал комиссию следующим образом:  

«Размножьте количество экземпляров Священного Корана. Если между вами и Зейдом возникнут споры, то решайте их только на курейшитском диалекте, ибо именно на этом диалекте он был ниспослан».  

Сподвижники получили Коран от Посланника Аллаха, позаботившись, как уже было сказано, о его заучивании и записи. Затем Коран непрерывно переходил из века в век посредством восприятия на слух и передачи из уст в уста, переписывания и запоминания. Со стороны мусульман Корану оказывалось такое внимание, какое не оказывалось ни одной другой книге.  

Введение в Коран специальных знаков для огласовки текста  

Мусульмане продолжали переписывать суры с Корана Усмана, сохранив способ его письма вплоть до наших дней. Они добавили лишь точки и огласовки, а также усовершенствовали письмо, чтобы обеспечить чтение Корана в том истинном виде, в каком он был услышан от Пророка Аллаха, в каком мы слышим его от чтецов Корана сейчас и какой соответствует Корану Усмана. Ведь Коран, записанный во времена халифа Усмана, был лишен точек и огласовок.  

Когда Ислам стали принимать не только арабы, в связи с чем возникла опасность искажения Корана, правитель Ирака Зияд попросил Абу-л-Асвада ад-Дуали (ум. 681), одного из величайших чтецов, поставить в тексте значки, помогающие читать текст правильно. Он обозначил окончания слов в Коране, изобразив фатху в виде точки над буквой, касру – в виде точки под ней, дамму – точки сбоку, а знаком танвина сделал две точки. Этот способ огласования распространился, и люди стали пользоваться им, однако он не учитывал всех особенностей языка, поэтому иногда при чтении возникали искажения в огласовке или произношении слов.  

Чтобы исправить это, Наср ибн Асим предложил ставить еще одну точку – над буквами с точками или под ними Точка Абу-л-Аббаса указывала на огласование и ставилась другими чернилами, отличающимися от тех, какими был написан текст. Что же касается точек Насра, которыми различались буквы, то они делались теми же чернилами, какими был написан текст.  

Позднее еще один чтец Корана аль-Халиль ибн Ахмад огласовал все буквы слов в Коране, изменив прежний вид огласовок, введенных Абу-л-Асвадом. Он сделал знаком фатхи косой алиф над буквой (означает гласный звук «а»), касры – йа под буквой (означает гласный звук «и»), даммы – вав над буквой (означает гласный звук «у») и ввел также знаки мадды (тянущихся гласных букв) и ташдида (удвоений). После Халиля огласовка Корана приняла свой нынешний вид. Затем знатоки Корана занялись обозначением пауз и начал в чтении Корана и изучением теории языка, чтобы прояснить понимание Корана, улучшить его чтение и получить возможность постичь причины неподражаемости Корана.  

Затем было разработано искусство чтения Корана нараспев с целью выражения долгот, слияний и достижения мелодичности. В чтении Коран передавался в том виде, в каком он был получен от Посланника Аллаха.  

Когда же появились типографии, печатавшие Коран, каждому мусульманину стало доступно приобретение его экземпляра.  

Таким образом, никаких «семи Коранов» не было, Коран всегда был один, а 7 разных чтений на близких диалектах арабского языка преследовали чисто миссионерскую цель на раннем этапе проповеди, когда множество слушавших Пророка арабов не были достаточно грамотны и не умели читать. Все 7 чтений абсолютно идентичны по смыслу.  

Когда государство мусульман стало расти, различные племена стали общаться друг с другом, и сразу возникли разночтения, как они могут возникнуть, например, у русского и украинца. Поэтому при халифе Усмане все 7 диалектов были сведены к одному – курейшитскому, на котором Коран ниспосылался изначально и был ниспослан целиком. Все остальные варианты во избежание путаницы были уничтожены.

Огласовки, необходимые для устранения даже малейших возможностей для разночтения, были поставлены также во времена, когда правильное чтение Корана гарантировалось сподвижниками Пророка и тысячами тех, кто по преемственности знали весь текст наизусть.  

  Айдын Али-заде

ОГЛАВЛЕНИЕ