16. Осуждает ли Ислам на смерть за частные грехи?

Вопрос 16. Почему Коран предписывает убивать людей, причем не только за пролитую кровь? Ладно бы только за убийство – в этом есть своя логика, хотя и это слишком жестоко. Однако как можно в современном обществе убивать за грехи против веры или же за такие небольшие грехи или недостатки, как супружеская измена, за нетрадиционную сексуальную ориентацию, за наркоманию? Не пора ли сегодня отказаться от кровожадности в пользу либеральных ценностей?    

Ответ 16. В Священных Текстах прошлого и в Коране содержатся повеления Бога, Господа миров, Который лучше людей знает, что для человеческого общества лучше, а что хуже. В конечном счете, все люди уходят из этой временной жизни, а когда и по какой причине – это уже воля Всеведущего.  

Что касается грехов, не связанных напрямую с убийством, то все равно речь идет о выживании общества, а значит и о судьбах конкретных людей. Есть грехи, которые касаются только самого человека и не представляют никакой опасности для других людей – за такие с человека спросит только Аллах в Судный день (или еще в этой жизни). И никакой казни, даже наказания за них не следует.  

Но есть деяния, которые представляют угрозу для других людей и для общества в целом, и потому они требуют адекватных исходящей от них угрозе мер, способных защитить права и свободы других членов общества, не допустить незаконного и массового насилия, гибели и страданий многих людей, отстоять для них возможность жить по своим убеждениям и вере во Всевышнего.  

Ряд преступлений, которые не относятся к разряду убийства, в неменьшей (а иногда и в большей) мере могут представлять угрозу для общества. Это мятеж против легитимного (поддерживаемого уммой по закону, договору или по умолчанию) строя, предательство по отношению к своему государству и работа на его врагов, желающих его уничтожения, а также целенаправленное разложение нравственных устоев общества, ведущее к внутренней деградации и самоуничтожению.  

Речь идет не столько о частных грехах, сколько о пропаганде, о разрешенном навязывании каждому члену общества такой идеологии, что эти частные грехи не только не запрещены, но и не порицаемы, более того – они даже поощряются обществом в целом и стимулируются государством как дело, достойное похвалы и поощрения. А общество в целом является для каждого отдельного его члена, тем более несовершеннолетнего, своего рода посредником с абсолютными ценностями, с вечностью, с мирозданием в целом. Оно есть микрокосм, по которому большинство людей судит о об общемировом порядке, каким он должен быть. На примитивном уровне это отражается в психологии толпы: если все так делают, то почему мне нельзя – «не могут же все ошибаться»?!  

Бог покарал города Содом и Гоморру в целом не за частные грехи отдельных жителей этих городов, а именно за то, что эти грехи были легализованы от имени целого, стали общепринятой нормой жизни, так что неучастие в них было порицаемо и влекло насилие по отношению к целомудренным людям как «изгоям» общего порядка. Когда, согласно Библии, даже к двум посланным Богом ангелам жители Содома захотели употребить порочное насилие, и не нашлось даже 10 нормальных людей в этом городе, то Лот с его семьей был выведен, а на остальных была обрушена кара Господня (Быт. 18).  

Если частные грехи – прелюбодеяние, извращения, алкоголизм и наркомания, воровство, непочтение к родителям, аборты – одобряются обществом в целом и легализуются, разрешаются законом как достойное для всех дело, если при этом никакая общественная сила не имеет желания или практической возможности выступать с обличением этих пороков как антиобщественных деяний, то мы и получим то, что было в Содоме и Гоморре. Уже только в силу коммерческих интересов тех, кто делает бизнес на этих пороках, эти частные пороки становятся предметом систематической пропаганды от имени всего общества, т. е. от имени образа всего мироздания, пропаганда захватывает и вовлекает в свою сферу множество тех, кто не стал бы так поступать, боясь закона. Вектор общественной жизни устремляется к пороку, разрушается институт семьи, прекращается рождаемость, доминируют болезни, молодежь гибнет от наркотиков и алкоголя, их родители разоряются, растет преступность ради добычи денег на алкоголь или дурман. Понятие долга перед обществом и государством забывается, чиновники разворовывают последнее, и общество приходит к еще худшему результату, чем при мятеже или измене.  

Из истории известно, что Гитлер, запретив порнографию в Германии, культивировал ее на оккупированных территориях с целью уменьшения рождаемости, так же поступали и японцы на захваченных ими в той же войне территориях Китая и Кореи. Эти примеры показывают, что геноцид целых народов осуществляется не только оружием, но и пропагандой аморальных ценностей, т. е. информационной войной. Таким образом, легитимная и легализованная пропаганда частных пороков является разновидностью войны против общества, в которой основным оружием являются средства массовой коммуникации, или, говоря современным языком, информационной войны. Она и становится основным инструментом гибели общества и может направляться как извне, другим обществом, другим государством, так и изнутри самого общества.  

Народы, желавшие сохранить себя от гибели в информационных войнах прошлого, предпринимали в истории жесткие шаги по недопущению пропаганды частных пороков. Римская республика славилась удивительным для языческого мира благочестием, а когда после установления Империи и подавления в ней Октавианом Августом республиканских начал скатилась к легализации аморальности, то стала загнивать и разваливаться. На пресечение общественного суицида и направлены столь жесткие меры ветхозаветного монотеистического общества, изложенные в Торе:   

«Соблюдайте постановления Мои и исполняйте их, ибо Я Господь, освящающий вас. Кто будет злословить отца своего или мать свою, тот да будет предан смерти... Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего – да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка. Кто ляжет с женою отца своего... оба они да будут преданы смерти, кровь их на них. Если кто ляжет с невесткою своею, то оба они да будут преданы смерти: мерзость сделали они, кровь их на них. Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость – да будут преданы смерти, кровь их на них.  

Если кто возьмет себе жену и мать ее – это беззаконие; на огне должно сжечь его и их, чтобы не было беззакония между вами. Кто смесится со скотиною, того предать смерти, и скотину убейте. Если женщина пойдет к какой-нибудь скотине, чтобы совокупиться с нею, то убей женщину и скотину... Мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них» (Лев. 20:8–27).  

Наказание установлено весьма жестокое, но нельзя забывать, что наказание дается не для того, чтобы человек непременно его испытывал и мучился, а для того, чтобы он впечатлился, только узнав о наказании, и отвратился от тех преступлений, за которые его ожидает такая участь, живя достойно во благо себе и другим.   

Евангелия повествуют лишь об очень незначительной части изречений Иисуса Христа (а.с.), и в этой части не содержится прямого установления на место норм Торы норм какого-либо нового закона. Однако одна норма Торы о смертной казни цитируется Иисусом (а.с.) в позитивном смысле, т. е. он подтверждает ее справедливость. Более того, Иисус расширяет число признаков состава преступления, включая в них действия священников, которые, вопреки Торе, разрешают заменять обязательный налог на престарелых родителей налогом на храм, т. е. на самих себя, оставляя тем самым стариков без пропитания:   

«Тогда приходят к Иисусу иерусалимские книжники и фарисеи... Он же сказал им...: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего? Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, тот может и не почтить отца своего или мать свою; таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим» (Мф. 15:1–6). Книжники и фарисеи не имели никакого права изменять действующую заповедь Бога о смертной казни и, изменив, сами преступили ее. Какой-либо новой заповеди на эту тему в Евангелии не приводится.  

В Коране число грехов, за которые Аллах предписывает смертную казнь, значительно меньше, кроме того, должны быть соблюдены условия, без которых такой приговор не может быть законным. И первым является наличие государственности и принятие им соответствующего закона, наличие беспристрастного суда и т. д. Например, для доказательства греха прелюбодеяния должно быть 4 взрослых свидетеля, что возможно, по-видимому, лишь в том случае, когда грех совершается демонстративно, в целях распространения порнографии, т. е. выступает компонентом информационной войны против жизненных устоев общества. Однако даже и при наличии свидетелей в случае публичного раскаяния прелюбодеев они могут получить лишь административное наказание.  

Немаловажен пример самого Пророка (с.а.в.). Мухаммад простил всех своих врагов, которые мучили его, издевались над ним и его близкими, убивали их. Он не проклинал их. Наоборот, когда его забивали камнями в Таифе, он возвел мольбу Аллаху о том, чтобы Тот простил этих людей. Затем он настолько усилился, что вошел в Мекку во главе одной из самых боеспособных армий мира. Все его враги были в его руках. Одно его слово – и все они были бы уничтожены. Но Пророк простил их, разрешив тем, кто остался верен язычеству, оставаться в нем. Вот образец истинной веры, всепрощения, лежащий в основе исламской религии! Это пример для всех мусульман.  

Или пример с его бывшим писарем Абдуллахом, который стал вероотступником и при этом еще оклеветал самого Пророка (с.а.в.), обвинив его в подлоге текста Корана – после искреннего раскаяния он был прощен, стал вести благочестивую жизнь, и позднее ему было доверено стать наместником халифа Усмана в Египте. Таким образом, Коран указывает на верхний порог наказания в педагогических целях –главное, чтобы общество знало о степени опасности греха и о неотвратимости наказания за него. Но правители мусульманских стран и судьи на основе толкований и фетв, следуя примеру Пророка (с.а.в.), должны стремиться смягчать приговоры, если для этого есть хоть малейшие основания.  

В Шариате частные грехи не караются обществом, но остаются между грешником и Аллахом до Судного дня, а смертная казнь применяется только за нарушения государственного закона, призванного защитить общество, в том числе от угрозы его разрушения изнутри посредством информационной войны. Однако проповедники Ислама обязаны свидетельствовать об опасности каждого греха для человеческой души – вечное наказание будет неизмеримо страшнее временного человеческого!

Али Вячеслав Полосин 

ОГЛАВЛЕНИЕ