33. Лишают ли мусульмане Бога «права на вочеловечение»?

 Вопрос 33. Почему Ислам учит, что Бог, Который может все, не может воплотиться, стать человеком? Что Ему может помешать? Вы же сами противоречите понятию всемогущества Божия – раз Он всемогущ, почему Он не может стать человеком, оставаясь при этом Богом. «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин. 1:14).

Мы верим, что Он и Бог и человек одновременно. Поэтому Он может по Своему выбору поступать и как Бог, и как человек. Например, Он может как человек идти пешком по земле. Это Его воля и как Бога, и как человека, идти по-человечески, а не «проникать пространство и время». Что здесь противоречит Его Божественности? То, что Он избрал человеческий способ передвижения для Своего человеческого естества? Но это Его воля и Его возможность, как всемогущего Бога. Действительно всемогущего, в том числе могущего совершать и простые человеческие действия. Но Он же позволил Себе идти пешком по воде – это уже не свойство Его человеческого естества, а проявление Его Божественной возможности преступать пределы человеческой немощи. Он по Своему желанию делал то, что считал нужным.

Это же относится и к возможности что-либо знать или не знать, к общению с Отцом через человеческую молитву или так, как Он всегда общается с Ним. Поэтому в Евангелии постоянно можно видеть, что Христос ведет Себя как обычный человек, но когда надо, он проявляет Свою Божественность.  

 

Ответ 33. Во-первых, в этом упреке мусульман усматривается аналогия со знаменитым атеистическим парадоксом: «Может ли Бог сотворить такой камень, который Сам не сможет поднять?» Если убрать из парадокса обычную игру словами, хитро скрывающую разницу в понятиях, обозначаемых одним словом, то вопрос буждет звучать так: «Может ли Бог уничтожить Себя как Всемогущего?» Безусловно, Бог может все, но это не значит, что Он будет хотеть и делать нечто неразумное.

Вот вы спрашиваете: А что могло помешать Всемогущему Богу принять на себя человеческую плоть? Отвечаем: что-то постороннее не могло. Заключить себя в плоть – значит ограничить себя пространством и временем, пребывать только в одном месте пространства и в один промежуток времени, утратить возможность быть всезнающим. А почему Самодостаточный должен хотеть перестать быть таковым, уничтожить Самого Себя?

Кроме того, представление о том, что Творец всего миробытия Сам воплощается, т. е. усваивает Себе, Своему существу тварные, появившиеся во времени и пространстве, свойства, в корне меняет представление о Нем как о безначальном Господе – ведь плоть не безначальна, она появилась вместе с тварным миром как его важнейший атрибут, она отграничивает одно от другого и ограничивает одно другим. Получается, что какая-то часть существа Творца ранее не существовала, а затем в какой-то отрезок времени начала существовать. Это представление о серьезном изменении сущности Бога!

Нам говорят: но ведь Бог сотворил же когда-то мир, до творения мира Он был или не был Творцом? Мы согласны: был. Из факта творения мира мы и узнаем, что Творец мира был Творцом и до акта творения, т. е. вечно является Творцом, это Его атрибут. Нам говорят тогда: точно так же, дескать, Он принял и плоть человека, оставаясь неизменным. Но тут мы возражаем: творение мира не затрагивало Его собственного существа, Он хотел и творил, значит, творчество есть Его изначальное качество. Однако стать Самому принципиально иным, т. е. стать ограниченным тварным существом – это значит измениться в самом Своем существе. Как Бог мог быть воплощенным до создания Им плоти вообще?

Кроме того, и согласно христианской интерпретации Писания, воплощение Бога мыслится не вместе с творением мира, а вместе с рождением Иисуса Христа (а.с.), т. е. в уже весьма поздний период человеческой истории. Приобретение тварных свойств, ограничивающих свободу самопроявления, т. е., по сути, отрицающих всемогущество, всезнание и т. д., есть серьезное, принципиальное изменение существа, сущности Творца. А Бог, согласно Библии, неизменен, ибо изначально Он совершенен абсолютно, так что лучше быть не может.

Во-вторых, мы не имеем прямых свидетельств из Откровения Бога, чтобы с Ним произошли такие изменения. Ведь Он открыл людям Свое свойство неизменности, о чем в Библии есть немало свидетельств, а вот о свойстве оставаться всемогущим и вездесущим, но одновременно создавать видимость Своей телесной ограниченности,  ясных свидетельств в Библии нет. Да, христиане находят их, но на основе своей веры, основанной на убежденности в правильности своего Предания, т. е. позиций священников церкви, которых после их смерти их преемники считают святыми. Но только из текста Библии, даже и из Нового Завета, такие суждения не выводятся, что засвидетельствовано самыми авторитетными для церкви священниками:

«Если мы осмелимся отвергнуть неписаные обычаи как якобы не имеющие большого значения, то обязательно повредим Евангелию в самом главном, – более того, оставим от апостольской проповеди одну внешнюю оболочку» (Василий Великий)[1].

Таким образом, мы сталкиваемся с разницей в вероучениях, которая основывается не на текстах Библии и Корана, не содержащих видимых противоречий, а на разнице в толковании этих текстов с использованием в качестве дополнительных оснований для богословских выводов еще и «неписаных обычаев», преданий, учений, находящихся за рамками Библии.

Нам неизвестно ни одно место из Писаний монотеизма, где говорилось бы, что Бог хочет воплотиться. Весь Танак, согласно толкованию его хранителей – сынов Израиля (а.с.), однозначно не допускает эту мысль. Текст Нового Завета, с которым мы внимательно ознакомились, даже и в части высказываний учеников и последователей Иисуса (а.с.), а не только его собственных слов, также не содержит ясных указаний на это. Это учение из христианского Предания, в котором есть ссылки на Библию, но они носят не доказательный, а вероукрепляющий характер.

Если бы Бог прямо сказал: Слушай, Израиль! Я хочу... Или: Скажи, о Пророк, им, что Я... Однако в ваших источниках приводятся лишь цитаты, в которых вы усматриваете некие намеки и дополняете их уже не текстом Писания, а «неписаными обычаями» и «тайно переданными устными преданиями», ибо, как сказал Василий Великий, «из всех хранимых Церковью догматов и традиций одни получены из письменного источника, а другие приняты от переданного тайно Апостольского предания. Для благочестия же те и другие имеют одинаковую силу»[2].

Впрочем, сказано в Библии: «Всякое Слово Бога чисто; Он – щит уповающим на Него. Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя и ты не оказался лжецом» (Притч. 30:5–6). И в Новом Завете:

«И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни, и в святом граде, и в том, что написано в книге сей» (Откр. 22:18–19). 

В-третьих, мы сами закономерно ставим следующий вопрос: 

Когда вы представляете себе Владыку миров человеком, не имеющим всемогущества, ибо человек ограничен от творения, то остается ли Он, по-вашему, на самом деле безначальным и Всемогущим? Ему по-прежнему служат легионы ангелов, Ему подконтрольна в каждый миг вся вселенная? Он действительно не нуждается для реализации Своих желаний в пище и питье, в обогреве, в преодолении каких-либо препятствий?

Если Вы по-прежнему считаете Его Всемогущим, каковым Он является изначально, тогда получается, что Он только показывает людям некий внешний образ человека, иллюзию, как показывал горящий и несгораемый куст Моисею (а.с.). Ибо на самом деле Он не такой, как человек, как куст, как любое иное сотворенное! Может быть, Вы имеете в виду, что Он как-то не по-настоящему, призрачно от всемогущества отрекся, только «принял образ раба», а не реально, сущностно, стал им?

А если вы не считаете Его Всемогущим, тогда... Безначального, Всемогущего и Единственного, по логике ваших суждений, больше нет, потому что Он Себя в этом качестве уничтожил (прости, Господи!), а стать таковым невозможно...

Поэтому, задавая свой вопрос, наши оппоненты, по сути, спрашивают: почему мусульмане не хотят верить без доказательств в Слове Божьем, что Бог перестал быть Всемогущим, Всезнающим и т. д., т. е. отказался, по сути, от собственных же Божественных атрибутов? Да вот не хотим мы в это верить! Потому как не можем мы предполагать по своей воле, что Вседержитель отрекся от своего вседержительства!

Конечно, в религии есть вещи, которые умом не постижимы и принимаются только верой. Но это вера в Самого Бога, основанная на вере в неложность источников Его Откровения, Писания, Слова Божьего. А там про вочеловечение ни слова! Почему ж мы должны верить?

Все, о чем прямо не говорится в Писании Бога, может и должно исследоваться разумом человека на предмет внутренней непротиворечивости и непротиворечивости Писанию Творца. Бог есть Истина, в Нем нет никакой лжи, обман – не Его качество. А быть одним, чтобы казаться другим – это иллюзия, обман.

Интересна параллель из книги Товит, где сына праведника Товии сопровождал долгое время друг и оказал ему неоценимую помощь. После успешного завершения дел Товия хотел вознаградить друга своего сына за такую помощь, но тот неожиданно объявил ему, что он – ангел Божий:

«Когда молился ты и невестка твоя Сарра, я возносил память молитвы вашей пред Святаго, и когда ты хоронил мертвых, я также был с тобою... И ныне Бог послал меня уврачевать тебя и невестку твою Сарру. Я – Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго.

Тогда оба смутились и пали лицем на землю, потому что были в страхе. Но он сказал им: не бойтесь, мир будет вам. Благословляйте Бога вовек. Ибо я пришел не по своему произволению, а по воле Бога нашего; потому и благословляйте Его вовек.

Все дни я был видим вами; но я не ел и не пил, – только взорам вашим представлялось это. Итак, прославляйте теперь Бога, потому что я восхожу к Пославшему меня, и напишите все совершившееся в книгу. И встали они и более уже не видели его. И стали рассказывать о великих и чудных делах Божиих, и как явился им Ангел Господень» (Тов. 12:12–22).


У ангелов нет такого тела с органами пищеварения, как у людей, им человеческая пища не нужна, но они должны были представить взорам людей как бы человеческую плоть, чтобы быть увиденными и услышанными, чтобы их весть дошла до людей. Поэтому, когда три ангела, пришедшие к Аврааму (а.с.) в Мамре (Быт. 18:8), ели, как люди, барашка с хлебом, то на самом деле только «взорам людей представлялось это».

Может быть, правильнее думать, что только взорам представляется, будто Бог ходит по земле в образе человека, ест и пьет? Потому что на самом деле Он все держит в Своей власти и одновременно решает все вопросы бытия вселенной и каждого человека в отдельности, и ни один муравей не проползет против Его воли! Он Всемогущ и Всезнающ, а образ ограниченного плотью человека – некий символ, но никак не Его сущность. И носителем этого образа является «сын человеческий», святой, избранник, посланник, но человек!

Исполняют миссию Бога на земле Его избранники – посланники, чаще всего люди, чтобы были узнаваемы своими же, но иногда и небесные посланники, как Рафаил или те трое, из которых один пришел дать пророчество Саре и Аврааму, другой – Лоту, а третий явился, чтобы покарать Содом.

Ангел может по воле Всевышнего принимать образ человека, но это не обман, а временная иллюзия человека, ибо ангел – такое же тварное существо, как и человек, но с иной, светоносной плотью, и видоизменение плоти ангела, для того чтобы человек его видел и с ним общался, не заключает в себе противоречия качествам безначального Творца. Просто по воле Аллаха существо из одного тварного мира стало доступным для восприятия существу из параллельного тварного мира.

Поэтому наш ответ в целом прост: ничто стороннее не могло помешать Творцу явить Себя в образе человека, но Творец избирает Себе для общения с заблудшим человечеством посредников: ангелов и людей, Своих святых посланников, которые доносят людям Его волю. И мы не видим ни в тексте Писания, ни в жизни ни одного основания считать кого-либо из этих посланников Самим Творцом, Который как бы ограничил Свое всемогущество.  

Али Вячеслав Полосин


[1] Цит. по: Св. митрополит Филарет Московский (Дроздов). Пространный Катехизис в доступном изложении. Правило 97: О Святом Духе. Гл. 27. 

[2] Там же.

ОГЛАВЛЕНИЕ