Является ли утверждение о доктрине Ислама экстремизмом?
Ответ А. Али-заде на "Pезультат религиоведческого исследования брошюры «Праздник Навруз и исламская доктрина»" 

Представляем вашему вниманию ответ автора статьи «Новруз и исламская доктрина» ведущего научного сотрудника Института философии и политико-правовых исследований Национальной академии наук Азербайджанской республики (НАНА), кандидата философских наук, доцента Айдына Али-заде на результаты религиоведческого исследования, проведенного Центром этнологических исследований Уфимского научного центра Российской академии наук (ЦЭИ УФЦ РАН) в отношении его работы.

Как известно, в марте 2008 года суд города Самары признал статью «Новруз и исламская доктрина» экстремистской и постановил запретить сайт «Ислам как он есть», на котором она размещена. При вынесении данного приговора, суд руководствовался результатами религиоведческого исследования статьи, которая была передана в ЦЭИ УФЦ РАН сотрудниками Федеральной службы безопасности (ФСБ) России.

Статья про Новруз была распечатана с сайта служителями одной из мечетей Самары и распространена среди прихожан. Это и стало поводом для направления ее на экспертизу.

В связи с тем, что все официальные заключения, переданные в УФСБ России по Самарской области, подписаны директором ЦЭИ УФЦ РАН доктором исторических наук, профессором, заслуженным работником культуры РБ Айслу Юнусовой, А. Али-заде обратил свой ответ лично к ней.

Ответ на общие положения религиоведческого исследования


Госпожа Юнусова в своем экспертном заключении однозначно подтвердила, что праздник Новруз не имеет отношения к исламской религии и является языческим. В подтверждение этого она привела информацию о распространении этого праздника в доисламский период среди различных народов, начиная от Ирана и Туркестана и кончая американскими индейцами. То есть, данный факт полностью признается экспертом, которому была направлена данная статья, и это у нее не вызывает сомнений.

Потом г-жа Юнусова перевела проблему в другую плоскость, и называет этот праздник «народным», что также с моей стороны сомнениям не подлежит. В подтверждение своих слов она ссылается на указ президента Узбекистана «О всенародном праздновании Новруза», а также указывает на распространенность обычая празднования этого народного (но не религиозного) праздника в Средней Азии и Азербайджане. С этим тоже невозможно не согласиться.

Однако г-жа Юнусова почему-то не учла того обстоятельства, что есть понятие «народное» и есть понятие «религиозное», и они могут в ряде случаев не совпадать. Дело в том, что каждая религия имеет свою конкретную доктрину и законоустав. Распространенность того или иного обычая среди народа еще не означает, что это является положением религии или одобряется религией.

Например, сегодня среди народа в России распространены праздники «День Святого Валентина» или «Хеллоуин». Но православные деятели открыто выступают против этих народных праздников и в их доктринах нет ничего о них.

Вот что пишет ежемесячная газета «Мир Православия» № 1 (94) за январь 2006: «Навязанные средствами массовой информации, мутным потоком ворвались в нашу жизнь какие-то «Хеллоуин» и «День Святого Валентина». Людям понравилось. Появился лишний повод «оттянуться». На вопрос, какое отношение это имеет к России и странам СНГ и их традициям, выдвигается все тот же убийственный аргумент: «Ну что мы, хуже других?» Нет, не хуже, просто к нам это не имеет абсолютно никакого отношения. Да и не только к нам, но и к здравому смыслу тоже».

Ну, теперь получается, что г-жа Юнусова может обвинить православных, что они «противопоставляют христианскую и внехристианскую культуры, и проповедуют раскол общества по религиозному признаку», как об этом она написала в выводах к своей экспертизе.

Насколько я понял из экспертного заключения г-жи Юнусовой, ее заключение основывается на одной единственной цитате из моей статьи: «классическое исламское наследие не имеет компромиссов с языческим наследием..., синкретизму в классическом исламском учении места нет», отрицая тем самым возможность празднования Новруза людьми, исповедующими Ислам». Однако ничего подобного я не говорил и не имел в виду.

Как видно из цитаты г-жи Юнусовой, уже после моих слов (которые приведены курсивом в кавычках), она приписала мне то, чего я не говорил и не подразумевал. Я ясно выразил свою мысль о том, что в классическом (то есть изначальном) исламском наследии нет компромиссов с языческими верованиями и традициями, что полностью соответствует реальности, иначе не было бы смысла Пророку Мухаммаду (мир ему) бороться с язычеством в Аравии. В той цитате я вообще ничего не говорил о Новрузе и не говорил о том, что кто-то не может его праздновать.

Далее в своей статье утверждение о недозволенности проведения языческих празднеств я подкрепил двумя хадисами (преданиями), которые содержатся в одном из самых авторитетных в мусульманской традиции сборников хадисов Абу Дауда:
1. «Когда Пророк приехал в Медину, там народ справлял два праздника. Эти дни были днями веселья и радости. Пророк спросил: А что это за дни (в чём их сущность)? Ему ответили: Во времена джахилии (язычества) мы развлекались в эти дни. Пророк ответил: Аллах вам заменил те два праздника на два более полезных праздника - это Курбан и Рамадан». (Абу Дауд, Салят 245, (1134); Насаи, Идайн 1, (3, 179).
2. «Однажды один человек дал обет зарезать жертвенного верблюда в Буане, и спросил об этом мнение Пророка. Тот спросил: Стоял ли на этом месте какой-нибудь языческий идол, которому поклонялись люди? Ему ответили: Нет. Пророк опять спросил: А проходили ли там какие-нибудь празднества идолопоклонников? Ему ответили: Нет, не проходили. Тогда Мухаммад сказал: Исполняй свой обет, так как не следует исполнять обет, данный в неповиновении Аллаху, а также в том, чем не владеет сын Адама». (Абу Дауд, 13313).
(Источник: Зюхайли. Энциклопедия исламского права. Т. 2. Стамбул, Фаза йайынджылык, 1994.)

Любому человеку, хотя бы немного знакомому с мусульманской традицией, хорошо известно, что сборник хадисов Абу Дауда является доказательством для суждения в мусульманской среде. Его сборник - один из 6 основных книг исламской традиции, наряду с Бухари, Муслимом, Насаи, Тирмизи, Ибн Маджа. Эти 6 книг в исламской традиции называются «Кутуб ас-Ситта» и являются авторитетами в богословских вопросах.

Об этом можно прочитать в изданном в 2008 году специальном пособии для преподавателей «Исламоведение» (на страницах 120-121), которое является официальным изданием Московского исламского университета, рекомендованным к печати Советом муфтиев России. Особо нужно отметить, что редактором этого пособия является председатель Совета по исламскому образованию при Совете муфтиев России, ректор Московского исламского университета Марат Муртазин.

А вот встречный довод Юнусовой о том, что Пророк Мухаммад (мир ему) в одном из преданий якобы позволил проведение Новруза, который явно не согласуется с хадисами от Абу Дауда, не является серьезным, так как она, во-первых, вообще не приводит ссылки на источник, из которого она взяла эту информацию, что недопустимо для доктора наук, профессора. Ведь выдавая экспертное решение, Юнусова была обязана давать ссылки на фактический материал, на который она ссылается. Иначе все это не более чем ее личное мнение, а не объективная реальность.

А во-вторых, единственное, что становится понятным из ее слов, это то, что среднеазиатский ученый-энциклопедист аль-Бируни передал рассказ о том, что Пророк (мир ему) одобрил Новруз. Но трактаты аль-Бируни - это не богословие, его труды вообще не рассматриваются в мусульманской традиции как богословский источник. Мало ли, кто что рассказывал?

Исламское богословие имеет свою четкую и строго очерченную систему, в которой нет места сочинениям энциклопедистов. Это все равно, что выводить каноны православного или католического богословия по рассказам французских энциклопедистов Ж.-Ж. Руссо или Вольтера. Поэтому «довод» с энциклопедистом аль-Бируни у Юнусовой настолько неубедителен и несерьезен, что вызывает серьезные сомнения в ее профессиональной компетентности для дачи таких экспертных заключений.

Далее г-жа Юнусова решила приписать свои мысли Пророку Мухаммаду (мир ему). Она пишет: «Именно универсальность и глобальность Ислама дают основу считать, что общечеловеческие ценности не могли быть отторгнуты учением Пророка Мухаммада».

Во-первых, с каких пор праздник Новруз стал системой общечеловеческих ценностей, если он празднуется лишь среди персов и некоторых тюркских народов? Англичанин или русский такой «общечеловеческой» ценности не знает. Не знает ее и татарский народ, который проживает в Самаре и других городах Поволжья, так как у них в традиции этого праздника никогда не было.

Во-вторых, откуда у г-жи Юнусовой такая уверенность в том, что мог, а что не мог сделать Мухаммад (мир ему)? Очевидно, она считает, что Пророк Ислама (мир ему) обязан был мыслить ее категориями. Судить о том, что говорил/не говорил, и что делал/не делал Пророк (мир ему)можно только на основании фактического материала из авторитетных мусульманских источников, самыми надежными из которых в исламской ортодоксии являются Коран и сборники 6 вышеуказанных авторов. Из последних в моей статье были приведены предания, а не сочинения каких-то энциклопедистов. Это точно также, как положения христианского вероучения можно выводить только из Библии, Священного Предания и традиции Отцов, а не по сочинениям Достоевского или Толстого.

Также вызывает удивление то обстоятельство, что г-жа Юнусова почему-то не обратила внимание на то, что статья написана только с целью опровергнуть мнение о том, что, дескать, Новруз - это исламский праздник. Я написал эту статью именно потому, что в некоторых регионах Средней Азии и Азербайджана некоторые люди считают, что этот праздник является исламским и даже публикуют мусульманские книги, в которые включают положения о его праздновании.

Как доказательство этого я привел там книгу «Мусульманские праздники», которая была издана в Баку в 1993 году. В ней Новруз был включен в число мусульманских праздников.

Я же, в опровержение этого, привел доказательства того, что этот праздник не может быть включен в число мусульманских праздников, так как в Исламе есть своя доктрина, которая признает только 2 праздника - это праздники Поста и Жертвоприношения. Это является законоустановлением Ислама, что подтверждается цитатой из официальных источников: «В Исламе есть только 2 праздника: это праздники Поста и Жертвоприношения» (Халиль Гюненч. Большой исламский шафиитский правовой сборник, Стамбул, 1998).

Помимо всего прочего, такое «присвоение» Новруза является неприемлемым для зароострийцев, которым он на самом деле принадлежит. С какой стати некоторые азербайджанские и среднеазиатские мусульманские авторы включают его в свои книги? Это присвоение зароастрийских обычаев.

Как человек науки г-жа Юнусова должна была быть в курсе того, что прежде, чем давать рецензию, необходимо ознакомиться с заключением статьи, которое было перед ней. Дело в том, что именно заключения научных трудов содержат окончательную информацию о том, что хотел сказать в труде автор.

Я в самом конце своей статьи написал: «В заключении необходимо отметить, что все попытки некоторых людей представить Новруз или другие неисламские праздники как мусульманские лишены какой-либо научной или исторической основы. Кроме того, согласно положениям исламского вероучения, приведенным в данной статье, делать это категорически запрещается». То есть совершенно ясно, что я в этой статье доказывал неправомочность представления Новруза в качестве мусульманского праздника и не более того, что признала и сама Юнусова в начальной части своего заключения.

В самой же статье я нигде не призывал к проявлениям агрессии в адрес людей, отмечающих этот праздник, либо не отказывал в праве любому человеку отмечать этот праздник в качестве народного. Я лишь говорил о том, что данный праздник не исламский, и не более того. А также отметил, что в системе исламских (религиозных) ценностей ему места нет. Только 2 праздника есть в Исламе. Третьему места нет.

Тут от пожеланий г-жи Юнусовой ничего не зависит. Если она хочет, то может праздновать этот или любой другой праздник в качестве народного, государственного или национального. Но ни в коем случае не в качестве исламского, религиозного.

Ответы на выводы, сделанные в ходе религиоведческого исследования

Выводы г-жи Юнусовой, которые она представила в УФСБ России по Самарской области, состоят из 4 пунктов, на каждый из которых я отвечу отдельно:

1. Юнусова: «В представленной брошюре предпринимается попытка отделения древней этнокультурной традиции от религиозного, сакрального смысла, который вкладывают в нее мусульмане, а также попытка деэтнизации последователей Ислама».
Мой ответ: Во-первых, я, как житель Азербайджана, в котором широко отмечается этот праздник, заявляю г-же Юнусовой (как я понял, татарке), в среде народа которой этого праздника нет, что никакого религиозного и сакрального смысла в этот праздник азербайджанцы не вкладывают. Это просто веселый народный праздник и не более того.

Во-вторых, с чего взяла г-жа Юнусова, что языческий, по своим истокам, праздник должен иметь какой-то религиозный, сакральный смысл в строго монотеистической системе Ислама, имеющего свое положение по праздникам, в которых Новрузу места нет? Не хочет ли Юнусова посредством своего отзыва о моей статье в ФСБ «отменить» положения исламской религии?

В-третьих, совершенно непонятно, кого я собираюсь «деэтнизировать», говоря о факте отсутствия в Исламе праздника Новруз? Может быть, татар и башкир в Самаре, которым этот Новруз вообще не известен? Во всяком случае, у меня на родине в Азербайджане, где Новруз весьма почитаем, никто еще не «деэтнизировался» от этой статьи.

2. Юнусова: «Категорический запрет на празднование Навруза, а также других традиций в «рамках своих национальных и племенных воззрений» не соответствует установкам Ислама, как религии мира, добра и толерантности».

Мой ответ: В Исламе есть категорический запрет называть что-то языческое исламским (в данном случае Новруз). А в остальном каждый человек свободен в своем выборе. А Ислам, в котором только 2 праздника (cм. ссылку выше), не обязан быть вписан в понятия Юнусовой о мире, дружбе и толерантности. Это закон исламской религии и цивилизации, а не игрушка, с которой можно играться так, как пожелает Юнусова.

3. Юнусова: «Положения брошюры способствуют радикализации сознания части мусульманского социума, формированию у мусульман негативного отношения к носителям этнокультурных традиций, связанных с празднованием Новруза - единого для всего человечества дня весеннего равноденствия и универсального праздника начала земледельческих работ».

Мой ответ: Я не знаю ничего о какой-то брошюре. В ее публикации и распространении не участвовал, и те, кто это сделал, мне незнакомы. Я могу сказать конкретно только о своей статье, изложенной на моем сайте в Интернете, что она строго научная, основана на конкретном научном и фактическом материале. Написана статья профессионалом, а не популистом.

Кроме того, любая ценностная, мировоззренческая и религиозная система обязательно очерчивает круг своих положений, в которые не могут быть привнесены какие-то новшества. Иначе получается синтез, коктейль, который размывает устои этой системы. И эта очерченность вовсе не означает, что адепты того или иного мировоззрения могут радикализироваться или питать негативные качества к носителям других традиций.

Было бы абсурдным, например, требовать от православных признавать праздники в честь языческого русского бога Перуна, а при отказе от этого посчитать, что они, дескать, негативно относятся к носителям других этнокультурных традиций. Так и в этом случае. Ислам имеет свою строгую доктрину, нравится это Юнусовой или нет.

Что же касается неких «земледельческих работ», то очевидно г-жа Юнусова не учла, что имеет дело не с сельскохозяйственными кооперативами, а доктриной крупнейшей мировой религией.

4. Юнусова: «Конечной целью использования брошюры является противопоставление исламской и внеисламской культуры, раскол общества по религиозному признаку. Распространение брошюры может способствовать разжиганию межнациональной и межрелигиозной розни».

Мой ответ: Не знаю, как в незнакомой мне брошюре, но конечной целью моей статьи является анализ истоков зароастрийского обычая Новруза и его несовместимость с доктриной иcламской религии. Причем я не исключаю того, что люди могут праздновать этот и любой другой как свои народные праздники. Это их личное дело и право.

Противопоставления «исламской и внеисламской культуры, а также попыток раскола общества по религиозному признаку», как пишет Юнусова, в статье нет. Есть только подтверждение того, что является исламским, а что языческим. Никаких призывов к противоправным действиям в моей статье тоже нет. Поэтому это заключение г-жи Юнусовой по моей статье не соответствует действительности. А что есть в брошюре, я не знаю, не видел.

Заключение о религиоведческом исследовании

Выводы Юнусовой о моей статье «Праздник Новруз и исламская доктрина» являются необоснованными и тенденциозными. В своих умозаключениях ею не были использованы ссылки на положения мусульманского богословия, а выражены свои субъективные мысли, ничего общего с объективной реальностью не имеющие.

Судя по ее тексту, Юнусова совершенно не компетентна для выдачи таких экспертных заключений в официальные органы, так как не владеет даже элементарными понятиями об исламской теоретике и не знает круга источников, на которых основано мусульманское право и вероучение. Более того, ею, судя по этому заключению, умышленно или неумышленно, была сделана попытка дезинформировать следственные и судебные органы России и дискредитировать их.

Фактически из-за этого документа следственные и судебные органы оказались вовлеченными во внутримусульманскую полемику по данному вопросу, что поставило их в положение инквизиторов, которые должны разобраться, какое мнение в исламском праве верное, а какое неверное. А это не входит в компетенцию светских судов и наносит удар по их престижу в обществе.

Помимо этого, г-жа Юнусова попрала все писанные и неписанные принципы научной этики и культуры. Вместо обращения к автору, научной литературе; вместо выяснения проблемы путем научной полемики, она решила использовать силовые структуры России для силового утверждения своих мыслей и идей, что несовместимо с принципами демократии и свободного общества.

Далее, из-за этого заключения Юнусовой, наносится ущерб престижу России на международной арене, так как ее заключение дало основание судьям запретить веб-сайт в интернете, который является полем свободного информационного обмена. Такие «экспертные» заключения могут привести к тому, что многие пользователи интернета будут с недоверием относиться к российским провайдерам международной сети и не размещать на них свои ресурсы, что также наносит вред репутации Российской Федерации и ее бюджету.

«Радикализация части мусульман» России, как пишет Юнусова по поводу моей статьи, может наступить как раз от таких безответственных и некомпетентных религиоведческих исследований, дезинформирующих судебные органы.

Наконец, такие некомпетентные «экспертизы» приводят к падению престижа российской науки.


Сайт управляется системой uCoz