О том, что я не азербайджанец и народа с таким названием не знаю.
(мое публичное отречение от азербайджанства)



А.А.:
Турки Турции и турки Азербайджана это один народ.

Русский: Нет, по-моему, это родственные, но разные народы.

А.А.: Сельджуки, караманы и другие тюркские племена наши общие предки. Язык огузский. Часть из них осела на Кавказе, а другая ушла в Малую Азию. Да и сейчас между анатолийскими турками и азербайджанскими разницы нет. В говоре разница есть. Но это диалекты одного языка, а не разные языки. Уверяю вас, что диалекты арабского языка (египетский, марокканский или кувейтский) дальше отстоят друг от друга, чем говор турок и жителей Азербайджана. А китайцы севера и юга вообще не понимают друг друга. Почему тогда в том случае говорят о едином арабском и китайском языке, а в нашем случае о разных языках? Да, смещения с другими народами тоже были. Но от этого мы турками быть не перестали.

Русский: А как связаны азербайджанцы с персами?

А.А.: Как известно, больше азербайджанских турок живет в Иране. Там есть смешение с персами. Но только в крупных городах. Север Ирана вообще почти весь турецкий. Что касается Азербайджанской республики, то здесь есть не персы, а персоязычные народы - талыши, таты, курды. Но, многие из них влились в тюркский этнос и даже утеряли свои языки.

Бакинец: Бред, не вешайте мне лапшу - я бакинец.

А.А.: Да, я вас, бакинцев, знаю хорошо. Признаю ваше право ими быть. Но я сам к этому привидению, гибриду и продукту советского прошлого не имею никакого отношения. Я турок. А вы динозавр, который находится на стадии вымирания.

Бакинец: Никакой вы не турок. Вас отуречили. Вы потомок христиан-албанцев. Не стыдно вам перед своими предками?

А.А.: Никакой я не албанец. Я знаю свою родословную и знаю, что я происхожу от турецких предков. И вообще, перестаньте повторять псевдонаучные теории некоторых идеологов, которые пишут о том, что будто бы турок на самом деле нет. А все турецкие народы на самом деле отуреченные. Это просто глупости.

Бакинец: Да, будьте хоть кем хотите, это тоже ваше право. Но тогда прекратите считать Низами Гянджеви своим поэтом, а Моисея Каланкатуйского своим историком. Пойдите и найдите таких людей среди ваших турецких предков, если сумеете.

А.А.: Лично мне Низами Гянджеви не нужен. Могу уступить его любому желающему. Моя классика начинается с Юнуса Эмре, Насими и Физули. Как историк мне Каланкатуйский не нужен. Его тоже уступаю любому желающему. Достаточно мне А. Бакиханова.

Узбек: Да, тюркские народы имеют очень богатую и славную историю.

А.А.: Имея такое великое прошлое такие, Бакинец хочет, чтобы мы с вами все это забыли и стали албанцами или бактрийцами. Вместо великой истории хотят навязать нам местечковое сознание малых племен. У него самого местечковое сознание. Ему величие не нужно, он боится этого. Он привык прислуживать хозяевам – раньше советским, а теперь американским. Такие как он, даже своего родного языка не знают и стесняются на нем говорить. Но они обречены на вымирание. Турок всегда будет помнить, кто он есть и какое у него прошлое.

Узбек: Да, это так. У нас тоже такие есть. Но меня удивило, как легко вы разбрасываетесь предками, чьи имена прославили ваш народ. Ведь Низами сложно даже с кем-то сравнить, его язык настолько прекрасен! Неужели вы готовы отказаться от его"Лейли и Меджнуна", "Хосров и Ширина" только из-за того, что он писал на фарси?

А.А.: Я последователен. Если человек не писал на турецком, то значит, мне трудно назвать его своим классиком. Представляете, если бы Лермонтов писал на английском, то, как он был бы русским классиком? И не одним Низами мы богаты. У нас столько материальной и духовной культуры, что проблема Низами не актуальная. Его можно и отдать.

Кстати, сейчас тоже есть такие, которые не пишут на родном языке. Пусть они знают, что в этом случае они будут принадлежать к тому народу, на языке которого они творят. Дело не в крови, а в духе. Я считаю, что люди, игнорирующие свой родной язык и творящие только на других языках, не являются нашими. Другое дело, если они творят на своем родном, а также и на других языках.

Узбек: Но я своими классиками считаю не только тех, кто писал на тюркском. Авиценна или Бируни тоже не писали на тюркском. Они писали или на фарси или арабском. Но они мои классики.

А. А.: Я честно скажу вам, что считаю вас, узбеков, в споре с таджиками за Авиценну и Бируни, не правыми. Если Авиценна или Бируни писали не на тюркском, а персидском, то вряд ли можно серьезно рассматривать ваши претензии на них. Отдайте их таджикам, зачем они вам? Они ведь действительно таджики. Нехорошо присваивать чужое. Разве нет у вас своих тюркских классиков? Достаточно вам Алишера Навои. Если мало, то берите и наших Физули, Насими, Видади, Вагифа. Они все писали по-турецки, а значит они все наши общие – и наши, и ваши.

Тенгри каждому народу дал свои преимущества. Туркам  Он дал военную славу, славу имперского народа, народа завоевателя. Вот скажите, у кого еще есть такая мощная личность, как Тимур? У вас также есть великие Бабуриды – завоеватели Индии! У вас есть великий ученый Улугбек! Разве не достаточно вам, узбекам, таких великих людей? Турки больше делали историю, а другие ее записывали. У турка не было времени писать "Канон врачебной науки". Но попозже турки все же дали миру деятелей науки и искусства. Вот их и считайте своими. А остальных отдайте их хозяевам. Вы и без Авиценны велики.

Грузин: Сталин сказал – Низами азербайджанец. А Партия не ошибается в таких важных вопросах. О том, как в Советском союзе сделали Низами азербайджанским поэтом, читайте здесь http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B 7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B 6%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B 8%D1%8F_%D0%9D%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D 0%B8

А. А.: Спасибо за этот текст. Я все это хорошо знаю и поэтому с самого начала говорю, что мне Низами не нужен. Я постановления коммунистической партии и товарища Сталина выполнять не собираюсь.
Кстати,  сама национальность "азербайджанец" тоже возникла постановлением партии и товарища Сталина. Это произошло в 30-х годах. До этого мы были турками. Теперь создав новый народ, товарищи коммунисты срочно должны были создать его историю, классику, корни. А то откуда бы взяться "азербайджанцам"? Не с космоса же спустились.

Вот так была записана история народа, который постановлением партии был назван азербайджанцами. Нашими поэтами стали Низами, Хагани и прочие. Национальными героями стали Бабек и Джеваншир Мехранид.
Примечательно, что из истории нового азербайджанского народа были исключено все, что связывало его с турками, турецкой историей, Сельджуками. До сегодняшнего дня продолжается этот большевизм. У нас Бабек, а не Алп-Арслан национальный герой, а поэт персидский Низами. Большевизм ушел в историю, но его адептов у нас очень много.

Не знаю, был ли Сталин действительно отцом всех народов, но отцом азербайджанцев его назвать можно. Это святой отец-основатель азербайджанства. Но народ, созданный постановлением партии, обречен на то, чтобы в постсоветские времена его назвали азерами. Это неизбежно. 

Вот так многие наши граждане стали азерами. Сейчас 20 лет независимости уже, а они все еще азера. И будут азерами, пока не вспомнят Алп-Арслана. Слава Богу, что очень медленно, но вспоминать начинают.

Бакинец: С кем же вы останетесь, если отбросите всех не турков? Если вы откажетесь от Джеваншира Мехранида, Бабека и многих других нетюрок, то останетесь только с сельджукскими дикарями.

А. А.: Не нужны они мне. И не нужна мне история, записанная сталинским режимом. Они ваши, бакинские, азербайджанские, а не мои - турецкие. Кто такой ваш Бабек или Мехранид Джеваншир по сравнению с моим Малик-Шахом или Алп-Арсланом?
А сельджуки не были дикарями. Это неправда. Кому они чего плохого сделали? Да, они были завоевателями, но не вандалами. Турки имели свою древнюю культуру. Эта культура была степной. Там были свои законы, понятия о чести. Это не дикари. Турки-огузы еще в Центральной Азии имели свои империи. После принятия Ислама они стали еще цивилизованнее.

Еврей: Я с вами согласен. Зачем вам туркам-огузам-мусульманам хранить память о Бабеке, который был персом, зороастрийцем, вырезавшим города и который, в конце концов, был разбит теми же турками?

Русский: Сельджуков можно (но не нужно, ибо это слово имеет, в том числе, и отрицательное значение) назвать варварами, а не дикарями. Ибо уровень их (в первую очередь прекрасная конница) военно-технического развития позволял им побеждать на суше даже полки Византии (на море им нечего было противопоставить греческому огню) - наиболее цивилизованной державы того времени. Ну, а вот развитой городской культуры с её библиотеками и музеями, храмами и театрами у сельджуков действительно не было. Ибо сельджуки были кочевниками. Однако потом они этого достигли.

Бакинец: Ну, тогда взорвите бакинскую Девичью башню. Ведь ее не турки строили.

А. А.: Нет, это варварство. Турок не крушит чужую культуру. Он ее хранит.

Русский: Раньше на месте Азербайджана была Кавказская Албания. Вам незачем забывать о славном прошлом своих албанских предков, только из-за того, что кавказская Албания не раскидывалась почти на половину континента (в отличие от Османской и Персидский империй в прошлом, и Российской Федерации в настоящем).

А. А.: Размеры тут не причем. Просто в настоящее время народы, которые населяют Азербайджан, не имеют отношения к тем албанцам. Исключение составляет только малый христианский народ под названием удины. Они только в 2 деревнях живут. Ну, может у кого-то 10 веков назад было какое-то смешение с ними. Но ведь это ничего не меняет. У всех с кем-то было смешение. Но не будет же считать себя татаром русский только потому, что 10 веков назад его татарская пробабка вышла замуж за славянина.

И еще, я не хочу быть представителем малого народа. Во мне есть имперский характер. А кем мне быть? Русским я не являюсь, китайцем не буду никогда. Поэтому мне остаются только турки. Тем более что я и есть турок.

Русский: Почему?

А. А.: Хотя бы для того, чтобы говорить с вами, русскими, на равных.

Бакинец: Понятно. У вас комплексы.

А. А.: Нет, комплексов у меня нет. Я просто подтверждаю, кем являюсь на самом деле, в отличие от вас. Просто ваше предложение вспомнить какие-то албанские корни неприемлемо. У нас были великие империи, славная история. Да и сегодня мы большой народ. Что мы получим от воспоминаний об албанстве взамен? Поэтому менять шило на мыло я не собираюсь.
Вот некоторые эпизоды истории моих предков турок:
1. Именно благодаря туркам были разгромлены крестоносцы.
2. Именно турки сумели остановить и разбить монголов.
3. Турки положили конец существованию Восточного Рима.

Теперь вы мне предлагает стать потомком каких-то албанцев во главе с каким-то их царем Мехранидом Джеванширом, который только терпел поражения и бесславно кончил свою жизнь. Как можно поменять высокое имя турка с таким списком великих дел на какой-то местечковый народ под названием албанцы? Мои предки делали мировую историю, а вы хотите ограничить меня парой деревень у подножья Кавказа. 

Чеченец: А что плохого, если я представитель малого народа?

А. А.: Я не желаю иметь отношение к малому народу. Для меня весь мир моя родина. Даже если бы я не был турком, я бы причислил себя к большим народам. Турок это широта. Для турка весь мир его родина.

Но это не значит, что быть представителем малого народа плохо. Кто этого хочет, пусть будет. А кто хочет стать большим, путь к туркству открыт. Каждый им может стать.

А кто хочет быть малым народом, тот им становится и в туркстве. Вот у нас есть в Азербайджане многие турки, которые боятся слова «турок», боятся самих себя. Они говорят, что, дескать, они азербайджанцы, а не турки. Их называют «азерами», но их это не волнует. Им комфортно, даже если они «азера».   Они хотят быть только бакинцами и азерами. Они восхищаются американцами или англичанами. Готовы прислуживать им и презирают все, что связывает их с самими собой. Вот они представители малого народа. Вот их предок Мехранид Джеваншир, а не великий Алп-Арслан.

А если какой-то чеченец, аварец или лезгин хочет стать представителем большого народа, то он может стать турком. У нас много татов, талышей и кавказских народов, которые себя считают турками. Турок это не кровь, а состояние души.

Азербайджанец: Вот когда Низами дадут вам в личное владение, тогда и будете его уступать. Какое вы имеете право говорить такое о представителях нашего народа?

А. А.: Какого народа? Мне народ под названием «азербайджанец» не известен. Наш народ турецкий, а Низами не написал по-турецки ни строчки. Более того, его происхождение неизвестно. Его мать была курдянкой, а отец, скорее всего, был персом. Он даже не мыслил тюркскими категориями. Поэтому трудно выдерживать критику тех же персов. Более того, мы оказываемся в смешном положении присваивая то, что нам не принадлежит. И зачем нам это нужно? Разве нам не достаточно своей туркоязычной культуры?
       
И еще, дело не в крови. В среде азербайджанских турок большое количество разных этносов. Но все они являются нашими. Например, выдающийся азербайджанский драматург Джафар Джаббарлы, талантливейший поэт Микаил Мушвиг были татами-иранцами по крови. Но они служили нашему народу, писали на турецком, а не персидском языке. Теперь как вы отнесетесь к тому, что какой-нибудь перс объявит их персидскими классиками? Теперь перенесите эту рассуждения на Низами или Авиценну.
       
Или Муслим Магомаев (старший). Он по крови чеченец. Но ведь всю жизнь служил нам. Написал свою великолепную оперу «Шах Исмаил» на нашем языке. Теперь чей он? Конечно же, наш. Я буду протестовать против любого чеченца, который скажет, что он чеченский композитор.

Бакинец: Ну, тогда будьте турками и примите то, что вы оккупанты на этой земле.

А. А.: Этот Джеваншир Мехранид, который ваш предок, не был албанцем, а персом. Персы тоже оккупанты на Кавказе. Вы называете нас, турок, оккупантами, а симпатизируете другому оккупанту. Вам надо бы привести нам в пример какого-то удина, а вы тут в пример мне перса-оккупанта приводите. И чем он лучше меня, турка-оккупанта?

Турок: Победители на Ближнем Востоке, в том числе и на Кавказе - сплошь потомки оккупантов. А чистокровных автохтонов и сейчас можно найти где-нибудь в медвежьем углу, Богом забытых удинских деревнях, куда «оккупанты» приезжают на дорогих машинах: дивятся, охают, ахают, всплескивают руками, созерцают самобытную автохтонную экзотику  - и наперебой щелкают цифровыми фотоаппаратами.

И потом, если все станут разбираться в том, кто автохтон, а кто оккупант, то придется пересматривать всю карту мира. У всех возникнут ко всем вопросы. В частности спросят у русских, немцев, англичан, американцев, китайцев и т.д. кто они такие и откуда они взялись. Поэтому давайте оставим эти категории «оккупанта-автохтона».

Еврей: Короче говоря, я так понял, что если захочу вас разозлить, то назову вас азербайджанцем – потомком албанцев.

А. А.: Правильно. Называть меня потомком албанцев это приблизительно то же самое, что назвать вас потомком филистимлян.

Турок: Совершенно верно. Отдадим Джеваншира удинам, а Низами Гянджеви - персам! Нам чужого не надо.

А. А.: Совершенно верно. Несправедливо присваивать себе чужое. Заповедь "не укради" никто не отменял. У тех же удин должна быть своя история. Вот пусть забирают любого, кого они сами захотят. Нам не жалко. Пусть и наших берут. Я не буду против, если удин посчитает Алп-Арслана героем удинского народа.