О конференции в Душанбе

23 июля 2015

Таджикистан прекрасная страна. Я увидел полностью оправившуюся после разрушительной гражданской войны страну. Душанбе город чистый, много деревьев, зелени, парков. В основном строения еще советского времени, но уже есть много новостроек.

Проехал также за город в Хисар-кала, увидел сельскую местность. Но там тоже чисто, дороги неплохие. Дома если даже не богатые, то довольно приличные. В национальных одеждах уже почти никто не ходит. Только на некоторых женщинах я увидел традиционную одежду. Народ так похож на азербайджанцев, что я подумал, что нахожусь в Баку.

Особой показной религиозности также не заметил. В Душанбе покрытых хиджабом женщин очень мало. Видел, что молодежь сидит в пивных. Девушки свободно ходят с парнями. Возможно это только в центре Душанбе, но все это есть и это несмотря на то, что рядом агрессивно-фундаментальный Афганистан.

Люди гостепреимные, не агрессивные. Даже было удивительно, каким образом в этой стране еще недавно была такая бойня. Криминала не было. В любое время можно было безопасно ходить по улицам.

Был в новом здании исторического музея, потом посетил музей античности. Также увидел древние манускрипты в Национальной библиотеке Таджикистана. Экспонаты музеев были интересные. Но главной достопримечательностью была статуя спящего Будды в музее античности. Эта многометровая статуя настоящий шедевр. Она еще доисламского периода и была найдена в Курган-тепе в советское время. Я даже пошутил с коллегой, что хорошо мы увидели Будду, а то не знаем что будет дальше. Афганистан рядом, придут талибы и разрушат памятник.

Пообщался с таджикскими учеными, наладил связи с сотрудниками исламоведческого центра и института Философии АН Таджикистана. Очень хорошее впечатление они произвели. Люди грамотные, чувствуется достаточно высокий научный уровень. Подарили мне издающиеся в Таджикистане журналы по философской тематике. Также подарили 3 тома истории Таджикской философии. Очень большой труд наших таджикских коллег.

Научная конференция «Ислам против религиозного экстремизма и терроризма» тоже была организована на высоком уровне. Иногда были интересные выступления и дебаты. Почему я говорю "иногда"? Потому что вообще-то на любой конференции бывают лишь несколько интересных выступлений, а остальное только для "галочки", просто литье воды. Это везде так. И эта конференция не была исключением.

Корочего говоря, Таджикистан прекрасная страна и судя по тому, что я увидел у этой страны есть хорошее будущее.

------------------

На конференцию "Ислам против террора". Приехали из многих стран аятоллы, алимы, шейхи, муэдзины. Все против террора, но у каждого свое мнение, что это такое. Нет даже определенности по тому, называть кого террористами или нет. В частности иранский аятолла утверждал, что Хезболаа не террористы. а другие считали их террористами.

Все против такфира (объявление кого-то неверным). Но в то же вренмя они сами же выносят этот самый такфир другим и преподают это в университетах. В любом правовом исламском сборнике есть указание того, кого считать неверным, а кого нет.

Я попробовал спросить святых отцов о том, почему они сами могут кого-то такфирнуть, а другие нет? Но ответа не последовало. Говорю, что это логическое противоречие. Если ортодоксальный Ислам допускает изгнапние кого-то из Ислама. то это может сделать любая секта. Говорят, что это должны сделать алимы, но любой человек скажет, а чем он сам не алим?

Говорили о единстве мусульман, но на деле один утверждал, что необходим суфизм. Другой говорил, что вообще ничего не надо делать, так как после пророка все стало ясно и надо только следовать ему. Четвертый скрытно намекал на преимущество шиизма. Пятый был сторонник реформаторства в Исламе. Короче говоря никакого единства нет. Получилось, что Ислам на самом деле это сборище различных сект, мнений, направлений.

Наконец святые отцы не соблюдали регламент. Говорили о пути пророка, честности, законности. Но не соблюдали 15-ти минутный лимит речи. Берет слово алим и говорит полчаса, час. Модератор ничего не может с ним поделать. Говорит о примере пророка, а сам не соблюдает элементарную этику.

Короче говоря, ничего толкового из этого сборища не получилось.

--------------

Выступал на душанбинской конференции один араб. Он был в традиционной арабской одежде. Говорил, что в принципе уже ни о чем не нужно думать, не нужно что-то выдумывать. Пришел Пророк и все этим сказано. Нужно просто внимательно ознакомиться с хадисами и аятами Коран и все.

Услышав его я повернулся к коллегам и сказал, что это человек из 8 века. Говорят, что не могут изобрести машину времени. Ну и не надо. Такие люди, как этот араб люди из прошлого. Зачем туда еще летать?

А потом увидел этого араба в аэропорту, он летел с нами в Стамбул. Но был он уже в европейской одежде. Ну тогда я сказал коллеге, что я перестал уважать этого араба. Раньше он хотя бы представлял научный интерес как человек 8 века. Его хотя бы можно было исследовать. А теперь в европейской одежде он уже вообще не представляет никакого интереса ни в чем.

Потом на конференции выступал один гражданин Афганистана. Он был одет в европейскую одежду и внешний вид оставлял приятное впечатление. По лицу было видно, что он умный и продвинутый человек. Этот афганец обрушился с критикой на традиционный Ислам. Сказал, что в религии нет никакой духовности, а только сухой закон. У всех других людей в мире закон только в в определенной сфере юриспруденции, а у мусульман он повсеместно и это приводит к тем последствиям, которые мы тут видим. Поэтому он предложил начать интересоваться суфизмом, потом особо отметил роль философии, мышления.

Послушав его я был в восторге. В принципе все сказанное им не новое. Это и так понятно. Ну еще можно поспорить о роли суфизма, ибо и суфизм это догматика. Но то, что эти речи исходят от афганца, это было для меня открытием. Значит в Афганистане есть люди, которые прямо могут высказываться в реформаторском духе, критиковать ортодоксальный Ислам. Это конечно же серьезный прорыв. Понятно, что такие люди как он это элита, но все же надо иметь смелость, чтобы в условиях Афганистана не скрывать такую позицию.